The Quṭb al-‘alām Degree of the Sufis according to the Tadhkira-yi Khwāja Quṭb ad-dīn ‘Irāqī

Abstract


The authors of the article studied a copy of the hagiographical Tadhkira-yi Khwāja Quðb ad-dīn ‘Irāqī housed at the Institute of Oriental Manuscripts, RAS, St. Petersburg. On the basis of the data from this source, the relationships between the Sufis of Naqshbandiya in Central Asia and some aspects of the tradition of knowledge inheritance are considered. Emphasis is placed on the Quðb al-‘alām degree of the Sufis, which is revealed in the Tadhkira. The value of this copy also lies in the fact that it contains information on the tradition of Uvaysiya, popular in Eastern Turkestan.


Full Text

Агиографические сочинения анонимных авторов «Тазкира-йи Бугра-хан» и «Таз­кира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» («Жизнеописание Хваджи Кутб ад-дина Ираки») содержат жизнеописания суфиев традиции увайсийа. Место и время написания ука­занных трудов неизвестны. Санкт-петербургский список «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» (шифр В 737) переписан в XIX в. в Восточном Туркестане. Что каса­ется «Тазкира-йи Бугра-хан» («Жизнеописание Бугра-хана»), то следует отметить, что в различных мировых библиотеках и рукописных фондах хранится довольно много списков данного сочинения. Их переписка датируется XVI–XIX вв. (оригинал пока не известен науке). Жизнеописание Хваджи Кутб ад-дина Ираки приводится
в указанных двух тазкира.

Анонимный автор «Тазкира-йи Бугра-хан» составил свой труд на основе жизне­описания представителей династии Караханидов и событий в Восточном Туркестане, посвятив его султану Сатук Бугра-хану Гази. Этот письменный источник содержит немаловажные сведения о появлении и распространении ислама на территории Кара­ханидского государства, распространении этой религии султаном Сатук Бугра-ханом и его потомками не только в своем государстве, но и за его пределами. Первоначаль­ный текст «Тазкира-йи Бугра-хан», по-видимому, был написан на персидском языке, затем был сделан его перевод на тюркский язык.

Тюркоязычный список «Тазкира-йи Бугра-хан» в Отделе рукописей Национальной библиотеки Франции (BNF) в Париже хранится под шифром “Supplément turc 1286”:

Автор: неизвестен.

Дата переписки: по палеографическим данным — конец XVIII в.

Место переписки: Центральная Азия [375 л.].

Бумага: среднеазиатская, грубая желтая, всего — 375 л.

Размер бумаги: 31,5×20 см.

Почерк: наста‘лик.

Чернила: черные, заглавия выделены киноварью.

Переплет: восточный, кожаный; кожа переплета желтого цвета.

Дефекты: первые листы рукописи отреставрированы в более поздний период.

Согласно сведениям из «Тазкира-йи Бугра-хан», основатель государства Караха­нидов султан Сатук Бугра-хан был первым увайсом[1] на территории Восточного Тур­кестана, который был инициирован духом пророка Мухаммада Мустафы, а духов­ным наставником Хваджи Кутб ад-дина Ираки указывается пророк Нух. Сведения об увайсах, зафиксированные в «Тазкира-йи Бугра-хан», дают представление о традиции увайсийа. Как отмечают специалисты, увайсы получают знания от персонифициро­ванного духа (Хисматулин 2006: 157–158). Считается, что наставником основателя братства хваджаган ‘Абд ал-Халика ал-Гидждувани был ал-Хидр[2], который обучил его тихому зикру[3] (зикр-и дил, зикр-и хафи) (Акимушкин 2006: 113).

В период распространения ислама на территории Восточного Туркестана увайсы внесли свою лепту в распространение его идей. Поэтому в «Тазкира-йи Бугра-хан» приведены сведения о жизни 40 старцев-увайсов и 12 стариц-увайсов. В этом сочине­нии в числе святых шайхов-увайсийа упоминается и шайх Кутб ад-дин. Его биогра­фия приводится в пятом фасле (разделе) парижского списка «Тазкира-йи Бугра-хан». Согласно данному списку, шайх Кутб ад-дин был инициирован духом пророка Нуха и являлся его потомком. Он общался с душой пророка Мухаммада посредством сна, достиг степени Кутб (Полюс); в качестве вознаграждения шайх Кутб ад-дин был удостоен богатством двух миров и белой одеждой святых, достигших степени Кутба (либас-и кутбиййат)[4], которая смыла все грехи хваджи. Его наставления получили 60 муридов [л. 116–118]. Как описывается в «Тазкира-йи Бугра-хан», однажды дер­виши собрались вокруг шайха Кутб ад-дина. Во время беседы хваджа произнес сле­дующие слова: «Как было замечательно до сего момента. В таком хорошем настрое­нии я еще не был» — и покинул бренный мир. После похорон один из дервишей рас­сказал о своем сне, где юноши и гурии прислуживали шайху Кутб ад-дину. Дервиш спросил его: «О душа земная, чем одарил вас Всевышний Аллах?». В ответ он услы­шал: «О дервиш, мне досталось то, что получили в качестве вознаграждения имамы Хасан и Хусайн». Согласно сведениям, приведенным в «Тазкира-йи Бугра-хан», Хваджа Кутб ад-дин прожил 80 лет. Этими сведениями завершается раздел, посвя­щенный шайху-увайсийа Кутб ад-дину [л. 118а–118б].

Жизнедеятельности Хваджи Кутб ад-дина Ираки посвящено агиографическое со­чинение «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки». Один из списков рукописи сочи­нения хранится в фонде Института восточных рукописей РАН (шифр В 737).

Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки

Автор: неизвестен.

Дата переписки: 1306/1888-89 г.

Место переписки: Синьцзянь [69 л.].

Бумага: среднеазиатская, всего — 69 л.

Размеры: 20,5×13 см.

Почерк: наста‘лик.

Чернила: черные, заглавия выделены киноварью.

Переплет: восточный, картонный с тиснениями, с кожаным корешком и краями; центральное поле верхней и нижней частей переплета занимает медальон в форме лимона (турундж) с вклеенным резным цветным изображением; сверху и снизу ту­рунджа имеются лола (стилизованные изображения тюльпанов), которые находятся
в рамке в виде двойной цепочки (занджир); турундж и лола в тройной (мусалсал) рамке; в лола имеется надпись: «Сәһаф Молла Хоҗә Һеким Әһқәр» — «переплетчик Мулла Хваджа Хаким Ахкар».

Рассматриваемый список относится к коллекции Н.Ф. Петровского, он был при­обретен им в 1909 г. во время пребывания в Восточном Туркестане.

 

Как отмечается в «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки», отец Кутб ад-дина Ираки скончался, когда он был еще мал, и его воспитанием занималась мать.
В начале текста отмечается, что он работал хаммалем (грузчиком), затем кирай­акашем (возчиком): «Амма әввәл һалларидә һәммаллиқ бирлә мәнсуф ердилар вә Ирақ шәһридә кирайәкәшлик билә мәшуф» («Сначала он занимался ремеслом грузчика и в городе Ирак довольствовался трудом возчика»). Относительно словосочетания «го­род Ирак» следует отметить, что в тексте написано: «Ирақ шәһридә», т.е. «в го­роде Ирак». Возможно, с точки зрения автора сочинения, под словом «город» подразуме­валась страна, известная в современности. Род занятий Кутб ад-дина Ираки позволил раскрыть такие черты его характера, как щедрость, мягкость натуры, правдивость
и милостивое отношение к угнетенным, сострадание: «Улар сехи вә җәванмәрд вә аләм-и дуст у шәб бидар нәрм хуй вә растгуйи вә ситәмларниң лутф мәрһәмәт көргүзгүчи вә дәрвиш-и худаларғә мәнфәт йәткүргүчи ердилар» («Он был щедрым и великодушным и другом мира. Он бодрствовал по ночам, имел мягкий нрав и гово­рил правду; был благосклонен и милосерден к угнетенным и дервишам божьим при­быль доставлял») [л. 20б].

Когда Кутб ад-дин Ираки достиг совершеннолетия, то с разрешения матери отпра­вился в путешествие с целью применения своих знаний, а также распространения основ ислама, что, как известно, является одним из основных предписаний для чело­века, ставшего на путь поиска Истины. В тексте обращается внимание на то, что Кутб ад-дин является избранником Аллаха. Указания о его действиях передаются из гайба[5]. Так, Хваджа Ираки прибывает в Бухару, останавливается в мечети. Из гайба услышав слова «Қачанғичә өз мәқсудиңчә йүрүрсән вә йәнә әзиз өмрүңни зайә өткү­рүрсән... бу рәвиштә кариң тәмам болмәс вә бу қилмишдә сәрәнҗамиң қолға келмас» («До каких пор будешь ходить по своей воле и так же дорогую жизнь свою прове­дешь зря... в таком положении ты не завершишь свое дело, и поступая таким обра­зом, ты не достигнешь порядка» [л. 30б]), он уходит в пустыню, где скитается в тече­ние 10 лет и встречается с духовным наставником — Хадрат-и Хидром: «Әлқиссә бир күн ақсәқал нурани бир киши йирақдин пәйда болуб шәйх Қутб ад-дин қашлариғә кәлди» («Итак, однажды издалека появился белобородый величественный человек и подошел к шайху Кутб ад-дину» [л. 31а]). Хидр сообщает, что Кутб ад-дин от­пра­вился в путешествие раньше времени, и передает ему знания до тех пор, пока тот не достиг духовного совершенства.

Этот эпизод показывает, как Кутб ад-дин становится увайсом. Выше мы приводи­ли выдержки из жизнеописания Кутб ад-дина Ираки, включенные в «Тазкира-йи Бу­гра-хан», которые подтверждают наше мнение о том, что на территории Восточного Туркестана увайсы играли значительную роль при распространении ислама в данном регионе.

В «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» делается акцент на одно из свойств Хадрат-и Хидра — направлять на правильный путь: «Бу пир мәрд-и кәлан хәзинәдар-и Худа вә аманәтдар әһл-и Аллаһ вә гумраһларни худағә башлағучи падшаһ реҗал-у ал-ғайб йәни Хизр әләйһиссалам ердилар» («Это был Хидр, да будет мир ему, это ста­рец — великий хранитель божий и хранитель святых и направляющий к Богу сбив­шихся с пути, падишах мужей ал-гайба» [л. 34б]). В этом фрагменте отмечены две сто­роны функции Хадрат-и Хидра: 1) он наставник посвятивших себя поиску Истины; 2) он помощник, указывающий путь в пустыне для сбившихся с пути. Как в первом, так и во втором случае Хидр предстает перед героем повествования в образе старца. Обязательный эпитет Хидра — «нурани», т.е. «лучезарный». Хадрат-и Хидр занимал­ся передачей знаний Кутб ад-дину, пока тот не достиг возраста 41 года. Лишь после достижения совершенства в знании Кутб ад-дин отправляется в Кашгар: «Әй Хоҗә Қутб ад-дин емди ғәмкин болмәғил вә белиңни мәһкәм бағлағил. Моғилстан тәрәфиғә қәдәм тутғил вә Қашғәр деган дийарғә өзуңни йәткүргил» («Эй, Хваджа Кутб ад-дин, теперь не печалься и потуже затяни пояс. В сторону Могилстана[6] направься и иди в страну, называемую Кашгар» [л. 40а–41б]). Это веление Всевышнего передает Кутб ад-дину Хадрат-и Хидр. В этом велении подчеркивается, что в Кашгаре много моло­дых людей, храбрецов (шир мәрдләр), страдающих (в поисках знания) свободных мужчин (дәрдкәшидә азадә мәрдләр), достойных и готовых к совершенствованию своих знаний. Именно на Кутб ад-дина возлагается обязанность передачи знаний.

В «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» указывается возраст суфия в момент прибытия в Кашгар: «Мубарәк синн саллари қириқ бир йашида ердилар» («Благо­словенный был в возрасте сорока одного года», [л. 45а]). Его портрет описывается следующим образом: «Бир қәрасәқал нурани киши бә руйи қиблә башини төвән салиб тәриқ сурақәбә олтурубдурлар» («Один чернобородый лучезарный человек сидел в глубоком созерцании, обратив опущенную голову в киблу» [л. 45б]). Его муриды узнают о прибытии наставника в Кашгар во сне. Так, в ночь с четверга на пятницу многим талибам снится сон: «Мәғриб тәрәфтин афтаб тулу қилди. Барғанчә бә­ләнд өрләб нисф-и руз болуб ойғандилар» («С запада взошло солнце. Постепенно под­нялось высоко, и настал полдень, проснулись» [л. 45а]).

Как указывается в сочинении, в те времена при правителе Кашгара пребывал Амир Хайдар Гураган: «Әлқиссә ул вәқтдә Қашғәрниң дарулсултәнәсидә сәййидә әвлад чингиздин әмир Һәйдәр Кәррикан нафез әл-һаким ерди» («Итак, в то время в рези­денции монарха Кашгара был Амир Хайдар Гураган из Чингизидов» [л. 50б]). Если принять к сведению, что Мирза Мухаммад Хайдар правил в Кашмире, о чем сам Мухаммад Хайдар пишет в своем труде «Та’рих-и Рашиди», и что этот трактат завершен в «последний день месяца зу-л-хиджжа 952 (3 марта 1546) года в пре­красном Кашмире», когда «прошло пять лет от восшествия на престол сего раба Мухаммада Хайдара б. Хусайн Гурагана, известного среди друзей как Мирза Хайдар Гураган» (Мирза Хайдар 1996: 185), то, вероятнее всего, Кутб ад-дин прибыл в Каш­гар в XVI в. и речь идет именно о Мирзе Мухаммад Хайдаре.

В источнике говорится о том, что Кутб ад-дин Ираки завоевал уважение населения Кашгара и стал собеседником падишаха, что вызвало негодование кади Надж ад-дина и муфтия Абу ал-Бака. Через изображение отношений Кутб ад-дина с падишахом
и его приближенными автор сочинения смог передать то влияние, которым пользо­вался суфий братства накшбандийа. Идею сближения с правителями впервые вы­двинул ‘Убайд Аллах Махмуд Насир ад-дин аш-Шаши, более известный как Хваджа Ахрар. Хваджа Ахрар считал, что нужно общаться с «властителями и завоевывать их души, выполняя тем самым предназначение ислама» и использовать это влияние для защиты «мусульман от злой воли угнетателей» (Каримов 2006: 45). В этом мнении Хваджи Ахрара прекрасно представлена вся дальнейшая идеология хваджей накш­бандийа.

В «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» описывается карамат, присущий Хвадже Кутб ад-дину как шайху-увайсийа. Выше отмечали, что сближение Хваджи Кутб ад-дина с падишахом вызвало ревность некоторых придворных. Чтобы отда­лить его от правителя и не допускать дальнейшего влияния на него, придворные устраивают козни и плетут интриги. Враждебно настроенные кади и муфтий потре­бовали доказать принадлежность Кутб ад-дина Ираки к святым: «Әгәр вәли болсә бизка бир җуфта шәфталу вә бир дәстә қизилгүл пәйда қилиб ибарсун» («Если он святой, то пусть пришлет пару персиков и букет роз»); такое условие они поставили зимой. В тексте описывается карамат Хваджи Кутб ад-дина: «Һәзрәт-и бузурквар Сәййид имам башлиғ йүз атмиш камил муридлар бирлә зикрғә мәшғул болуб олтуруб айдилар «Аллаһ рәбби» зикрини тәкрар қилиб қириқ бир мәртә җәрһ уруб хәлайиқниң нәзәридин ғайиб болдилар» («Хадрат-и бузургвар Саййид имам во главе ста шести­десяти учеников, достигших совершенства, занялся зикром. Сорок один раз повторив зикр «Владыка Аллах», он исчез» [л. 53а]). Он возвращается с зикром «Аллаһ рәбби», держа в правой руке цветы, в левой — пару персиков. Здесь по отношению к Хваджи Кутб ад-дину употребляется эпитет «Саййид имам», указывающий на его принадлеж­ность к семейству пророка Мухаммада.

Вероятнее всего, Хваджа Кутб ад-дин уходит из города из-за сложившихся непро­стых отношений с придворными. Он стал обустраивать ханаку, состоящую из 40 ке­лий, в местности Джидахун. В «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» отмечается, что он ушел со ста тридцатью муридами. Воспитанием этих учеников явно (заһир) занимался Хваджа Кутб ад-дин, скрытно (батин) же занимался совершенствованием их знания Хадрат-и Адам сафи Аллах, тем самым они достигли степени увайса. Вероятнее всего, это преувеличение. Однако в тексте источника сказано, что за свою жизнь у Хваджи Кутб ад-дина было десять тысяч учеников; некоторые из числа его муридов (32) воспитаны по традиции увайсийа. Как подчеркивается в источнике, они достигли его уровня.

Один эпизод «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» сообщает о достижении Хваджой Кутб ад-дином степени Кутб ал-‘алам — «Полюса вселенной»: четверо
в войлочной одежде по велению Аллаха преподносят ему «либас-и қутбиййәт» («одеж­ду Полюса»). После этого говорится, что он достиг высокой степени кутб ал-‘алам: «Сәййид имам башлиғ һәммә мурид вә мухлисларниң қулақиғә ғәйбдин аваз ештилди ким: Қутб ал-‘аләм, Қутб ал-‘аләм» дийур“ («До слуха учеников и по­клонников во главе с Саййид имамом из гайба донесся голос, повторявший “Кутб ал-‘алам, Кутб ал-‘алам”»). В отличие от сведений, приведенных в «Тазкира-йи Бугра-хан», в этом тексте сказано, что Хваджа Кутб ад-дин Ираки прожил 120 лет. Весть
о скорой кончине шайха передается следующим образом:

 

Кунгурә әршдин келди сәдайи қичқәруб

‘Ашиқиң кел бу йан тән қәфәсин сундуруб

Нега болуб олтурасән интизар

Ташлағил лашәсин җан көңүл тиндуруб

 

С вершины купола престола Божьего послышался голос, зовущий:

«Разбив клетку тела, приди сюда, о влюбленный в Аллаха.

Что сидишь в ожидании?

Брось тело, успокоив душу, сердце».

 

Голос, донесшийся из гайба, сообщает Кутб ад-дину о скорой встрече с Аллахом. В суфийской поэзии «Ашиқ» имеет значение «любящий Аллаха», а суфий связан
с Богом мистической любовью. Вторая строка сообщает о том, что Хваджа Кутб ад-дин — избранник Аллаха. Соответственно, смысл первых двух строк означает зов Всевышнего, обращенный к душе праведника. Здесь автором сочинения использова­но излюбленное мастерами слова сочетание «тән қәфәси» — «клетка тела». Тело воспринималось как клетка, в которую заключена душа, — поэтому здесь присутст­вует призыв сломать «клетку тела», оставить физическое тело (ташлағил лашәсин).
В приведенном выше отрывке наблюдается обращение автора сочинения к традици­онному для тюркской словесности сравнению: согласно мировоззрению древних тюрков (о чем свидетельствуют рунические памятники), душа праведника улетала
в верхний мир, к высшему божеству — Кок Тенгри.

Автор «Тазкира-йи Хваджа Кутб ад-дин Ираки» завершает свое повествование тем, что Хваджа Кутб ад-дин был похоронен в своей келье в пустыне Сабда. В данном источнике зафиксированы сведения о двух путях наследования знаний: 1) иницииро­вание духом святого (согласно «Тазкира», совершенствованием знания Хваджи Кутб ад-дина занимается Хадрат-и Хидр, а Хадрат-и Адам[7] — обучением муридов Хваджи Кутб ад-дина); 2) путем передачи знаний от наставника, которым являлся Хваджа Кутб ад-дин. Выражение, что явно (захир) совершенствованием знания муридов за­нимался Хваджа Кутб ад-дин, а скрытно (батин) — Хадрат-и Адам сафи Аллах, ука­зывает на популярность традиции увайсийа на территории Восточного Туркестана. Как видим, для представителей тариката накшбандийа не существовало границ. При­бытие из Ирака через Бухару в Кашгар Кутб ад-дина свидетельствует о взаимосвязи последователей тариката накшбандийа Центральной Азии.

 

[1] Увайс — личность, получившая знание от духа почившего святого. Знание передается скрытно,
т.е. посредством «инициирования персонифицированным духом умершего физически». Часто ис­пользуется выражение «традиция увайси» (Хисматулин 2008: 38–39).

[2] «Ал-Хадир», или «ал-Хидр», на арабском языке, на фарси — «Хизр», на тюркских языках упо­требляются варианты «Хызр, Хизр». Один из высших чинов иерархии «святых» исламского религиоз­но-мифологического учения о «скрытых святителях», духовный руководитель (Рахимов 2006: 408–409).

[3] Зикр — ритуал поминания прекрасных имен и эпитетов Аллаха, ставший неотъемлемой частью практики суфийских тарикатов. Суфиями использовались два вида зикра: тихий зикр (зикр-и дил, зикр-и хафи) и громкий зикр (зикр-и джахрийа).

[4] Согласно данным агиографических сочинений, «Полюс» (Кутб) выбирается Всевышним из числа совершенных людей (инсан-и камил), он является столпом мира, «благодаря благословенному бытию которого прочно стоит земной мир» (‘Абд ал-Хусайн Зарринкуб 2012: 245). По велению Гос­пода Всевышнего представители нижеследующей категории совершенных людей преподносят По­люсу специальную одежду, называемую «либас-и қутбиййәт». В источниках нет подробного описа­ния одеяния Полюса.

[5] Гайб — в переводе с арабского языка означает «невидимое», «сокровенное». Соответственно, дела­ется акцент на невидимое и сокровенное пространство, т.е. обитель Создателя.

[6] Могилстан (Моголистан, Могулистан) образован от этнонима «могул» («могол»). Этот большой ре­гион эпохи Чагатайского улуса располагался на севере Восточного Туркестана и на территории современ­ного Юго-Восточного Казахстана и Киргизии.

[7] Хадрат-и Хидр, Хадрат-и Адам — согласно религиозно-мистическому учению, выступают ду­ховными наставниками суфиев. Прототипом образа Хадрат-и Адам является первый человек Адам. В «Тазкирах» он перечисляется как мусульманский святой.

About the authors

Gulbakhrem M. Molotova

Institute of Oriental Studies under the Committee of Science of the Ministry of Education and Science of the Re-public of Kazakhstan

Author for correspondence.
Email: gmolotova@mail.ru

Kazakhstan

Elvira M. Molotova

Institute of Oriental Studies under the Committee of Science of the Ministry of Education and Science of the Re-public of Kazakhstan

Email: m.elvira_76@mail.ru

Kazakhstan

References

  1. Аkimushkin O.F. “Nakshbandiia” [Naqshbandiya]. In: Islam na territorii byvshei Rossiyskoy imperii: Entsiklopedicheskiy slovar’ [Islam in the Territories of the Former Russian Empire: Encyclopaedic Lexicon]. Sost. i otv. red. S.M. Prozorov [Ed. by Stanislav M. Prozorov]. Moscow: Vоstochnaya literatura, 2006, vol. 1, pp. 306–308 (in Russian).
  2. ‘Abd al-Khusayn Zarrinkub. Tsennost’ sufiiskogo naslediia [The Value of the Sufi Heritage]. St. Pe¬tersburg: Peterburgskoie Vostokovedenie, 2012 (in Russian).
  3. Karimov E.E. “Аkhrar” [Akhrar]. In: Islam na territorii byvshei Rossiiskoi imperii: Entsiklopedicheskii slovar’ [Islam in the Territories of the Former Russian Empire: An Encyclopaedic Lexicon]. Sostav. i otv. red. S.M. Prozorov [Ed. by Stanislav M. Prozorov]. Moscow: Vоstochnaya literatura, 2006, vol. 1, pp. 43–45 (in Russian).
  4. Khismatulin A.A. “al-‘Ilm al-laduni” [аl-‘Ilm аl-lаduni]. In: Islam na territorii byvshei Rossiiskoi imperii: Entsiklopedicheskii slovar’ [Islam in the Territories of the Former Russian Empire: An Encyclopaedic Lexicon]. Sostav. i otv. red. S.M. Prozorov [Ed. by Stanislav M. Prozorov]. Moscow: Vоstochnaya literatura, 2006, vol. 1, pp. 156–157 (in Russian).
  5. Khismatulin A.A. Sufizm [Sufism]. St. Petersburg: Azbuka klassika–Peterburgskoie Vostokovedenie, 2008 (in Russian).
  6. Rakhimov R.R. “Al-Khadir” [аl-Khadir]. In: Islam na territorii byvshei Rossiiskoi imperii: Entsiklopedicheskii slovar’ [Islam in the Territories of the Former Russian Empire: An Encyclopaedic Lexicon]. Sostav. i otv. red. S.M. Prozorov [Ed. by Stanislav M. Prozorov]. Moscow: Vоstochnaya literatura, 2006, vol. 1, pp. 408–411 (in Russian).
  7. Мirza Мukhammad Khaydar. Таrikh-i Rаshidi [Таrikh-i Rаshidi]. Таshkеnt: FAN, 1996 (in Russian).
  8. Таzkira-yi Bughra-khаn. Rukopis’ Natsional’noi biblioteki Parizha. Shifr “Supplement turc 1286” [Tadhkira-yi Bughrā-khān. Manuscript of the French National Library. Inv. No. “Supplement turc 1286”] (in Turkic).
  9. Таzkira-yi Khwaja Qutb ad-din Iraqi. Rukopis’ fonda Instituta vostochnykh rukopisei RAN, Sаnkt-Peterburg. Shifr В 737 [Tadhkira-yi Khwāja Qub ad-dīn ‘Irāqī. Manuscript of the Institute of Oriental Manuscripts RAS. Inv. No. B 737] (in Turkic).

Statistics

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies