Moscow-Kazan relations in 1478

Abstract


The article is devoted to the military conflict between Moscow state and Kazan khanate in 1478. The author has marked out points of view from various sources and has explained the differences. He came to the conclusion that the Moscow-Kazan war of 1478 was a result of continuous struggle for Vyatka land.

Full Text

Судя по данным источников, 1470-е гг. — «темное время» в истории Казанского ханства. Вероятно, в сознании летописцев 70-е гг. ассоциировались с другими важными событиями: во внешней политике Москвы на первый план вышла борьба с Большой Ордой и пролитовской партией в Новгороде [8. Стб. 170—309; 9. С. 162—213; 10. С. 142—212; 12. С. 288—329; 13. С. 278—284; 14. С. 128—150, 298—316; 15. С. 43—49]. Более чем за десятилетие в поле зрения летописцев попали лишь два события, связанных с московско-казанскими отношениями, — это поход казанцев на Вятку в начале 1478 г. и военная экспедиция московских войск на Казань, состоявшаяся весной того же года. Очень краткое сообщение о конфликте 1478 г. содержится в Московском летописном своде конца XV в. По словам летописца, «тое же зимы Казанскои царь ходил на Вятку и много полону поимал, и секл и грабил через роту свою, а грады дашася за него». Далее идет рассказ о реакции московского правительства: «Тое же весны князь великы отпустил рать судовую на Казань, воевода большеи Василеи Федорович Образец, а из Новгорода пошли под Казань маа 26 вторник» [12. С. 323; 4. С. 117; 10. С. 189]. О результатах похода Федора Образца летопись не сообщает. Дополняют и в то же время противоречат Московскому своду такие источники, как Летописный свод 1497 г., свод 1518 г. и Воскресенская летопись. Московский летописец писал, что «грады дашася за него», но авторы более поздних сводов описали неудачный поход армии Ибрагима: «Града же ни единого не взя и множество Тотар оу него от вятчан под градом избиено бысть» [9. С. 199; 14. С. 147, 312; 11. С. 196]. Эти источники подробнее, чем Московский свод, рассказывают о весеннем походе на Казань: «Они же (князь Семен Иванович и Василий Федорович. — А.А.) плениша землю их по Волзе, множество исекоша и иных плениша и предоша ко граду, нача стрелятися, бысть буря сильна и дождь и нелзе приступите ко граду. Они же вспятися и сташа на Волзе, а вятчане и оустюжане плениша по Каме, множество бесчисленное исекоша, а иных в полон поимаша. Царь же посла с челобитием к великому князю, и оумиристася, яко же оугодно есть великому князю» [9. С. 199—200; 11. С. 196—197; 14. С. 148, 312]. Пространный рассказ Софийской второй летописи связывает конфликт 1478 г. с новгородскими событиями. По свидетельству летописца, поводом к нападению казанцев на Вятку стала дезинформация хана относительно результатов похода Ивана III на Новгород весной 1478 г. К Ибрагиму пришла весть о разгроме московских войск, чем он воспользовался, напав на Вятку. Согласно софийскому летописцу, «потом царю прииде праваа весть, что взял князь велики Новгородъ и наместники посажа, и посла царь казанскыи, и велелъ скоро воем своим възвратитися. Они же слышавше, толь скоро бежаша, елико варяху в котлех еству, все опрометаша» [8. Стб. 285]. Составитель Софийской второй летописи сообщает и об ответном походе русских на Казань: «Посла князь велики рать свою на Казань воевод Василья Обрасца в судех да Бориса Слепца. И посла царь казанскии с челобитьем к великому князю, князь же велики пожалова его» [8. Стб. 286]. Таким образом, даже в официальном летописании наблюдается разброс мнений относительно событий 1478 г. Можно выделить как минимум три взгляда на произошедшее: наиболее ранняя запись автора Московского летописного свода; статья, вошедшая в Воскресенскую летопись, Летописный свод 1497 г. и Летописный свод 1518 г.; и, наконец, сообщение Софийской второй летописи. Неоднозначно представлен и поход русских на Казань. Московский летописец ограничился сообщением, что Иван III отправил воевод на Казань. В Летописном своде 1497 г., своде 1518 г. и Воскресенской летописи рассказывается, что угроза осады Казани была снята самой стихией, хотя, после погрома приволжских и прикамских поселений, хан вынужден был пойти на мир. Интересные сведения содержатся в Устюжской летописи. Она рассказывает о походе казанцев не только на Вятку, но и на Устюг. По данным летописца, поход на Устюг был продолжением военной операции против Вятки. В результате казанцы не дошли до Устюга — Ибрагим «воротился» [15. С. 48]. Устюжский книжник согласился с утверждением официальных летописцев, что хан «города ни единого не взял» [15. С. 48], однако не подтвердил их известие о походе русских на Казань. С.М.Соловьев указал на расхождения в источниках относительно вятского похода казанцев, но не обратил внимания на различия в трактовках ответной экспедиции москвичей. Поэтому ученый не стал делать однозначных выводов по первому эпизоду, но, характеризуя поход на Казань, принял более позднюю версию официального летописания и заключил, что «Ибрагим послал с челобитьем к великому князю и заключил мир на всей его воле» [7. С. 67—68]. Необходимо заметить, что историки следующих поколений, вовсе проигнорировав разночтения в летописях, представляли события, целиком положившись на поздние официальные известия [16. С. 43—44; 2. С. 124; 1. С. 36—37; 3. С. 121;5. С. 138—139]. Возможно, исследователи обошли эту проблему из-за того, что не нашли объяснений противоречивым оценкам. Почему мнение летописца-современника событий, считавшего, что «грады дашася за» казанского хана, через 20—40 лет опровергается, и в летописании распространяется точка зрения, что хан «града же ни единого не взя»? Почему официальные книжники по-разному осветили поход русских на Казань? Уникальные известия Московского свода созданы по горячим следам минувших событий, предположительно в 1479 г. [17. С. 256—283; 6. С. 122—167] Остальные летописи составлены уже после «Казанского взятия» 1487 г. Вероятнее всего, подчинение Казани изменило представления о московско-казанских отношениях. К тому же, с 1485 г., после присоединения Твери, Иван III стал «государем всея Руси». Таким образом, в 1480-е гг., наряду с падением статуса Казани, происходит возвышение Москвы. Отныне Казанское ханство рассматривалось как зависимое государство, силы которого не сопоставимы с могуществом «государя всея Руси». Такой взгляд на положение Казани доминировал в умах составителей летописных сводов, среди которых были авторы Летописного свода 1497 г., Софийской второй, Уваровской и Воскресенской летописей. Отсюда расхождения в источниках. Если для московского летописца нет ничего удивительного в том, что хан Ибрагим захватил христианские города, то для более поздних летописцев это представляется немыслимым. По этим же причинам Московский свод не сообщает об итогах ответного похода воевод великого князя, а другие источники повествуют о челобитье казанского хана к великому князю, который «пожаловал его». В данном случае наблюдается некая «модернизация» явлений: летописцы конца XV—XVI в. представили события 1478 г. в свете политических реалий более позднего времени. Иначе говоря, они не учли того, что до 1487 г. не существовало подчиненной Казани, глава которой мог быть «пожалован» от имени великого князя. Таким образом, события 1478 г. оставляют много вопросов. Информация в приведенных статьях крайне скудна, но иных сведений о московско-казанском конфликте в нашем распоряжении нет. Судя по всему, у большинства летописцев указанные события не вызывали интереса, а книжники, обратившиеся к этой проблеме, имели довольно смутное представление о случившемся. Историки, невзирая на расхождения в источниках, сошлись на мнении, что в 1478 г. напавшим на Вятку казанцам не удалось взять город, а поход москвичей на Казань завершился подписанием договора на условиях великого князя. Однако, как было показано, подобные выводы противоречат более ранним официальным известиям. Поэтому сложно говорить о результатах похода казанцев на Вятку, так же как и об исходе экспедиции москвичей на Казань. В итоге можно лишь предположить, что в 1478 г., когда великий князь был занят борьбой с Великим Новгородом, казанцы попытались восстановить власть над Вяткой, следствием чего и стало военное столкновение с Москвой.

About the authors

Anvar Vasilievich Aksanov

Tyumen State University

Email: hananvar@rambler.ru

Candidate of History, Senior Lecturer of the Department of History of Russia

References

  1. Алишев С.Х. Казань и Москва: Межгосударственные отношения XV—XVI вв. Казань, 1995.
  2. Базилевич К.В. Внешняя политика русского централизованного государства во второй половине XV века. М., 1950.
  3. Бахтин А.Г. Русское государство и Казанское ханство: Межгосударственные отношения в XV—XVI веках: Дис. … д-ра ист. наук. М., 2001.
  4. Иоасафовская летопись. М., 1957.
  5. Котляров Д.А. Московская Русь и народы Поволжья в XV—XVI вв.: У истоков национальной политики России. Ижевск, 2005.
  6. Лурье Я.С. Общерусские летописи XIV—XV веков. М., 1976.
  7. Соловьев С.М. Сочинения: В 18 кн. Кн. 3. Т. 5—6. История России с древнейших времен. М., 1989.
  8. Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. 6. Софийская вторая летопись. Вып. 2. М., 2001.
  9. ПСРЛ. Т. 8. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. М., 2001.
  10. ПСРЛ. Т. 12. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. СПб., 1901.
  11. ПСРЛ. Т. 24. Типографская летопись. М., 2000.
  12. ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV в. М.; Л., 1949.
  13. ПСРЛ. Т. 27. Никаноровская летопись. Сокращенные летописные своды конца XV в. М.; Л., 1962.
  14. ПСРЛ. Т. 28. Летописный свод 1497 г., Летописный свод 1518 г. (Уваровская летопись). М., 1963.
  15. ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и вологодские летописи XVI—XVII вв. Л., 1982.
  16. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991.
  17. Шахматов А.А. Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. М.; Л., 1938.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies