Involvement of city council and police in settlement of local trade in Tobolsk governorate at the late XIX — early XX century

Abstract


The article examines activities of the town council and the police in introduction of common trade rules, establishment of markets and fairs and surveillance over trade institutions.

Full Text

Основным источником жизни населения Сибири являлась торговля: «Здесь, можно сказать, — писал современник, — торгуют все, не исключая чиновников, писцов, учителей: кто на сотни тысяч и миллионы, кто по мелочам» [4. С. 56]. Органы городского самоуправления играли ключевую роль в развитии местной торговли, предоставляя свои земельные участки под ярмарки, базары, торжки, магазины, лавки и витрины, устанавливая общие правила ведения торговли и упорядочивая работу торговых заведений. В соответствии с Городовыми положениями 1870 и 1892 гг., на городские думы и управы возлагались обязанности по содействию развитию местной торговли и промышленности, устройству рынков и базаров, надзору за правильным производством торговли, организации кредитных учреждений по правилам Устава Кредитного, а также устройству биржевых учреждений. Городской думе предоставлялось право составлять обязательные для жителей постановления по следующим предметам торговой сферы: о внутреннем устройстве ярмарок, рынков и базаров, о времени открытия и закрытия торговых и промышленных заведений в праздничные дни, а также о торговле крепкими напитками. Надзор за производством питейной и иной торговли осуществляла местная полиция на основании Устава о питейном сборе и других узаконений. Органы городского самоуправления и полицейские структуры входили в разные департаменты системы МВД. Однако их отношения складывались сложно, нередкими были конфликты, особенно в первые годы «притирки». Законодатель распространил права и обязанности чинов полиции на все сферы жизни общества, не установив самого главного — пределов власти полиции. Последняя часто вторгалась в компетенцию городского управления. Обширность и расплывчатость задач полиции, отсутствие «единого полицейского устава» проводили к разного рода злоупотреблениям, административному произволу, что не позволяло полицейским сконцентрировать силы и средства на охране общественного порядка. Отсутствие четкого разграничения полномочий между полицией и органами местного самоуправления приводило к частым служебным конфликтам, созданию дополнительных административных барьеров, путанице и дублированию их деятельности. Необходимо было найти оптимальный баланс взаимодействия. Основополагающими при формировании торговой инфраструктуры сибирских городов стали правила, принятые местными думами. К примеру, уже на втором заседании нового состава Тюменской городской думы 21 декабря 1872 г. гласные постановили подразделить город на 4 участка, в каждом избрать торгового депутата для ведения надзора за торгово-промышленными заведениями. Для наблюдения за порядком торговли на рынках, в торговых рядах и лавках назначались базарные смотрители. Базарному смотрителю выдавался открытый лист, согласно которому ему поручалось следить за выполнением торговцами обязательных постановлений городской думы. В случае обнаружения нарушений смотритель приглашал полицейского чиновника, которым составлялся акт о наложении на виновника взыскания [2. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 489а. Л. 13; Д. 495. Л. 61 об.; Д. 1045. Л. 36, 53—53 об.]. Основу местной торговли составлял трактирный промысел. К этому промыслу относились «заведения, торгующие кушаньями и крепкими напитками; гостиницы, меблированные комнаты с буфетами и постоялые дворы; съестные и закусочные лавки…». На открытие подобного заведения претенденту необходимо было получить разрешение городской думы, которая оценивала целесообразность заявки, соблюдение требований законодательства, санитарное состояние в помещениях просителя, их месторасположение и др. Управа выдавала торговцу свидетельство о том, что с ее стороны не встречается препятствий на открытие питейного заведения, и сбор с патента в местный бюджет взыскан [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 3. Л. 27—28; Ф. И-2. Оп. 1. Д. 1045. Л. 1; Д. 527. Л. 149—149 об.]. При этом городские власти неоднократно принимали решения о запрете отдельным лицам вести торговую деятельность. Сумма сбора в бюджет делилась пропорционально числу трактирных заведений. По ст. 41 Положения о трактирном промысле собрания владельцев для производства раскладок или выбора членов в раскладочные комиссии проходили под председательством одного из членов управы. Например, постановлением Тюменской городской думы от 16 октября 1901 г. определен общий порядок разделения заведений трактирного промысла на группы, способ распределения между отдельными заведениями акциза и его размер: для заведений, торгующих крепкими напитками, — до 1 июля будущего года; заведений производящих предметы этой торговли, — на весь год [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 38. Л. 280—280 об.]. Городские думы четко устанавливали количество трактирных заведений в городе. К примеру, постановлением думы Тюмени от 20 октября 1885 г. разрешалось открытие 40 трактиров и 10 ренсковых погребов. В Кургане в 1895 г. действовало 8 ренсковых погребов с оборотом 27 510 руб.; 4 винных склада — 72 тыс. руб.; 12 питейных заведений — 10 тыс. руб. В расписании на 1885 г., утвержденном Туринской городской думой 5 декабря 1884 г., в городе значилось 22 питейных заведения [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 17. Л. 1—1 об.; 7. 1885. № 1; 1. С. 45]. Гласными городского собрания был принят специальный документ — расписание местностей, изъятых из торговли спиртными напитками, в котором указывались районы города, где промысел полностью или частично запрещался [2. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 495. Л. 176—177; Д. 501. Л. 117—117 об; Ф. И-1. Оп. 1. Д. 14. Л. 159—160.]. Например, постановлением Тобольской городской думы от 4 декабря 1882 г. было утверждено расписание местностей города, в которых не допускается открытие питейных заведений: 37 мест, в том числе 6 в нагорной части города и 31 в подгорной [7. 1883. № 2. С. 4]. В 1892 г. тюменские гласные приняли обязательное постановление, по которому на главной улице Царской разрешалось содержать только буфеты при клубах и меблированных комнатах. Другие питейные заведения на этой улице и прилегающих к ней переулках открывать «не дозволялось» [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 3. Л. 20]. Подобные правила действовали и в других городах региона [7. 1893. № 43. С. 4—5]. Для производства торговли местные власти устраивали базары, торговые площади, торговые ряды, каменные и деревянные лавки и пр. Причем городская инфраструктура была достаточно разветвленной и приспособленной для всех форм торговли: ярмарочной, магазинной, оптовой, экспортной, розничной, стационарной, выносной и пр. Самую развитую торговую инфраструктуру среди городов региона имели Тюмень, Тобольск и Курган (см. табл. 1). К примеру, в Тюмени для ведения торговли в середине XIX в. был выстроен большой каменный гостиный двор с 122 лавками. В начале XX в. городу принадлежали 4 каменных корпуса с 15 лавками и 50 деревянных корпусов с 245 лавками. Кроме того, 8 июня 1901 г. местная управа приняла решение об устройстве рыбного рынка [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 38. Л. 178—180 об.]. Полиции предписывалось взаимодействовать с городской думой и управой, договариваться, искать компромисс, согласовывать вводимые меры. Например, городские власти и полиция вместе решали вопросы организации и проведения ярмарок. В частности, тюменская ярмарка проводилась ежегодно с 20 июня по 5 июля. Во время ярмарки штат местной полицейской команды увеличивался на 8 стражников. За службу во время ярмарки городовые получали дополнительное пособие. Кроме того, чины полиции и члены управы «по должности» входили в различные городские комиссии и комитеты [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 50. Л. 380—380 об.]. Таблица 1 Торговая инфраструктура городов Сибири, 1909 г. [5. С. 202—206; 6. С. 26—27] Город Ярмарки Гостиницы/ постоялые дворы Трактиры/ винные склады Магазины и лавки Время проведения Оборот, руб. винные пивные чайные торговые Тобольск — — 3 / 40 — / 1 4 22 9 248 Тюмень 5 июня — 20 июля 17904511 3 / 63 2 / 1 8 65 1 365 Березов — — — / — — / — 1 — — 9 Ишим 27 ноября — 15 декабря 3948200 — / — — / 1 3 3 — 70 Курган 5—8 марта, 10—17 июня, 15—22 октября, 14—24 декабря 730935 5 / 8 1 / 1 7 28 2 605 Сургут — — — / — — / — 1 — 1 10 Тара 21—25 ноября 27000 — / 15 — / 1 4 10 — 81 Туринск 26 июня — 2 июля 70460 1 / — 1 / — 2 4 — 25 Тюкалинск 16—20 июня, 25—28 сентября, 8—11 ноября 645000 — / 3 1 / — 2 1 — 33 Ялуторовск 23—27 марта, 1—6 декабря 289120 — / — — / — 4 4 — 26 Всего 13 23615226 12 / 129 5 / 5 36 137 13 1472 Городские лавки и торговые палатки сдавались в аренду и облагались сбором в доход города. Причем ставка сбора варьировалась в зависимости от расположения лавки (базар, площадь, гостиный двор, центр города или окраина), а также от того, каменная она или деревянная. В Тюмени, в 1885 г. на хлебной площади размещалось 85 городских лавок, 106 палаток-поташек и 7 лавок частных лиц [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 211. Л. 13—18]. Кроме того, лавки расценивались в зависимости от рода товаров. Так, аренда мануфактурных лавок была дороже бакалейных, а кожевенных дороже лавок с розничным товаром. В Таре самая высокая плата за подобные торговые помещения достигала 6 руб., самая низкая — 1 руб. На апрель 1913 г. в Тюмени было 115 обыкновенных пивных лавок с распивочной и выносной торговлей. В будничной жизни горожан большое значение имел базар. В частности, Курганская городская дума в 1877 г. приняла постановление о введении обязательной покупки и продажи на базарной площади разного рода зернового хлеба, круп и овса не на меру и пудовки, а только на вес. Местный базар, как и торговые ряды, делился на верхний и нижний. Там были выстроены и постоянные лавки, и деревянные открытые ряды, но не каждый торговец мог арендовать их. О том, какая царила грязь, антисанитария на базаре, не раз отмечалось в газетах: «...На нижнем базаре пряничные ряды тонут в навозной жиже, торговок хлебом надо перевести на другое, более опрятное место.., в рыбных рядах рыба раскладывается прямо на навозной земле, весы грязные, сам торговец в грязной, пропитанной запахом гнилой рыбы, шубе. Здесь же, рядом с рыбой, на запачканной тряпице вы можете встретить разложенные гусиные потрохи, соленые огурцы и всякую всячину. Мясные ряды требуют немедленного улучшения: крестьяне за неимением лавок, привозимое в тушах мясо, если оно мерзлое, ставят в козлы, а талое размещают на земле, вместе с грязными брюшинами. Это нижний базар. На верхнем же базаре немного лучше: там около каменных лавок ряды баб раскладывают перед собой свои товары при таких же условиях...» [7. 1877. № 12; 1894. № 47]. Курганские власти принялись улучшать санитарную обстановку: вести подсыпку грунта на базарных площадях, строить прилавки, следить за чистотой. В 1906 г. на нижней базарной площади существовали ряды: хлебный, мучной, мясной, рыбный, бакалейный, пельменный, гончарный, кожевенный, пряничный, мочальный, булочный, железный, цепной, отдельное место было отведено под толкучку. Городские думы устанавливали общие правила торговли, которые должны были выполнять все предприниматели, осуществлявшие данную деятельность на территории города. Более того, местные власти боролись с монополистами и скупщиками, устанавливая ограничения на скупку товаров в определенные дни недели и часы. К примеру, Тюкалинская городская дума в 1893 г. приняла постановление «О воспрещении просолам скупать хлебные продукты» [7. 1893. № 3. С. 6]. Обязательное постановление «О порядке торговли в праздничные дни» в Кургане от 4 октября 1882 г. состояло из четырех пунктов: «1. Воспрещается производство торговли на базарах, в магазинах и лавках при домах по воскресным дням и в двунадесятые праздники с 5 ч. утра до 9 ч. вечера, а в высокоторжественные дни с 5 ч. утра до 12 ч. дня. 2. Торговля в кондитерских и булочных печеным хлебом, а также торговля овсом и сеном производится во всякое время дня, без всякого ограничения. 3. Торговля исключительно мясом и рыбою производится в воскресные и праздничные дни до 9 ч. утра. 4. В воскресные и праздничные дни из всех питейных заведений раздробительная продажа крепких напитков должна быть производима с 12 ч. дня, а до этого времени питейные заведения обязательно должны быть закрыты» [3. С. 21—211]. Тюменская городская дума 11 июля 1881 г. приняла обязательное постановление «О распорядке торговли на базарах, в торговых и промышленных заведениях», по которому «продажа рыбы, овощей, ягод и других съестных продуктов производится или в построенных городом лавках или же на отводимых городской управою местах. Не воспрещается означенными предметами производить торговлю с возов, раскладывать же их на земле, хотя бы с постилкою рогож и т.п. воспрещается». Лавки для продажи должны быть постоянно чистыми; продаваемые с них продукты прикрыты чистыми холщовыми скатертями или полотном [3. С. 169]. В случае, если базарный день выпадал на высокоторжественный или праздничный день, ограничений для торговли не вводилось. Также не существовало ограничений во время ярмарок. Однако не уплатившие в доход города сбор за место, приглашались городской управой заплатить таковой немедленно, при неуплате же они удалялись с торговой площади силами полиции. По постановлению думы «О распорядке торговли на базарных площадях г. Тюмени» от 24 февраля 1914 г. «во всех лавках и балаганах должны быть прибиты на видных местах как торговые свидетельства, так и квитанции Городской Управы в уплате городских сборов. Лица же, торгующие с телег, ларей, коробов, столов, лотков и проч., должны предъявлять квитанции об уплате сбора в доход города базарному смотрителю по первому требованию последнего». Исключение составляли только сельские торговцы: «сельские обыватели, привозящие на городские площади или другие определенные места хлеб и иные съестные припасы, а равно и всякие сельскохозяйственные произведения вообще сбору в доход города не подлежат» [2. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 1045. Л. 19—19а; 194—195]. Нормативная база по организации торговли периодически пересматривалась, дополнялась и изменялась. Так, последнее обязательное постановление Тюменской городской думы «Об устройстве заведений трактирного промысла» тобольский губернатор утвердил 10/18 июля 1913 г. со вступлением в силу с 1 января 1914 г. Помимо общих правил принимались узкоспециальные документы, в частности, местная дума 18 октября 1907 г. рассмотрела проекты обязательных постановлений «Об устройстве пивных лавок» и «Об устройстве пивных складов», которые было решено представить на утверждение начальника губернии. Кроме требований к внутреннему устройству питейных заведений, местные думы призывали соблюдать морально-этические нормы: «не дозволяется иметь в потерных и пивных лавках женской прислуги, приказчиц и детей моложе 15 лет, а также воспрещается на усадебном месте, где находится потерная или пивная, допускать проживание проституток» [2. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 536. Л. 98—99 об.; Д. 530. Л. 23]. Однако зачастую эти правила нарушались. В 1896 г. один из жителей утверждал, что кабак в Тюмени находился даже около сиропитательного заведения, и дети нередко становились свидетелями пьяных драк, нецензурных слов и выражений [8. С. 113]. Городские управы периодически проводили торги на отдачу в аренду объектов муниципальной собственности. К примеру, на годичный срок арендовалось принадлежавшее городу Тюмени озеро «Круглое» близ деревни Мыс. Также городская власть выступала своеобразным «третейским судьей», разрешая конфликтные ситуации между частными предпринимателями. 20 декабря 1899 г. торговцы хлебобазарной площади обратились в Тюменскую городскую управу с заявлением о том, что вопреки их желанию и интересам торговли «торговцы в числе 6 человек, избрали себе место отдельно от них, тем и подрывают их торговлю, просят соединить их всех в один ряд и уравновесить этим их торговые выгоды». Управа пригласила все конфликтующие стороны в здание думы на переговоры. Урегулировать конфликт не удалось, поскольку на переговоры явились только трое участников [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 584. Л. 2; Д. 37. Л. 78—79]. Кроме того, «отцы города» для ведения оптовой торговли устраивали склады: «Нет в Кургане, — писали губернские ведомости, — более всего желательного — склада земледельческих орудий и семян, в чем мы ощущаем существенную потребность, ибо шведский плужок (козулька), сеялка со смычком, железные бороны и другие несложные орудия имели бы здесь большой сбыт для замены неуклюжих допотопных сох, утомляющих и пахаря, и лошадь. Из семян же турнепс, тимофеевка, клевер, вика, чечевица и разные огородные овощи могли бы рассчитывать на такой же сбыт» [7. 1894. № 5. С. 3]. Склады закупали продукцию без посредников, что обходилось гораздо дешевле. Так, в Кургане был учрежден губернский склад книг и письменных принадлежностей для снабжения сельских начальных училищ (1899 г.). С его открытием школьные библиотеки стали пополняться учебниками, книгами для чтения, учебными пособиями, журналами и пр. Однако самыми популярными среди населения были казенные винные склады. С 1 июля 1902 г. продажа спирта, вина и водочных изделий в Тобольской губернии состояла в исключительном праве казны. Полиция часто вводила административные барьеры в сфере торговли, чем возмущала городскую власть и торговцев. Например, в Тюмени торговцы с лотков обратились в управу ввиду того, что полицейские запрещают им вести продажу в праздничные дни, ссылаясь на обязательное постановление думы об обеспечении нормального отдыха служащих. Управа неоднократно разъясняла приставам, что это постановление касается торговли из постоянных помещений и не распространяется на торговлю в разнос. 11 декабря 1912 г. поступило заявление от домовладельцев-торговцев в связи с тем, что распоряжением полиции был запрещен въезд на Царскую улицу крестьянам «на дворнях» как с грузом, так и пустопорожним, которые являлись покупателями в магазинах заявителей, ввиду чего последние терпели большие убытки. Управа пришла в замешательство, не понимая, на основании каких законоположений полиция сделала такое распоряжение, и просила исправника о незамедлительной его отмене [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 580. Л. 213—214, 217]. Очевидно, что недопонимание полицейскими требований нормативных актов свидетельствует о низком уровне их грамотности. Несмотря на критику в свой адрес, полиция не бездействовала, продолжала выполнять организационно-надзорные функции в сфере торговли. Полицейскому и городскому управлениям удавалось сосуществовать и находить способы взаимодействия. Городские управы препровождали чинам полиции списки неплательщиков для взимания с них недоимок. Приставы по специальным спискам взыскивали недоимки по местным сборам с владельцев собак, лошадей и экипажей, представляли в управу взысканные деньги трактирного сбора за постоялые дворы. К сожалению, неплательщиков по сборам из года в год не становилось меньше, о чем, например, свидетельствует доставленный Тюменской городской управой в окружное полицейское управление реестр лиц, за которыми числятся недоимки в доход города за земли под торговыми лавками, включавший 193-х торговцев. Кроме того, полиция участвовала в работах по межеванию, ревизии объектов городской инфраструктуры, препровождала сельским волостным правлениям различные документы, в частности, объявления о проводимых городскими управами торгах [2. Ф. И-146. Оп. 1. Д. 13а. Л. 1; Д. 8. Л. 1—1 об.; Д. 7. Л. 1; Д. 7а. Л. 5—5 об.]. С помощью полиции городские власти закрывали незаконные торговые точки. В частности, 16 февраля 1900 г. Тюменская городская управа обратилась в полицию с требованием о немедленном закрытии заведений трактирного промысла, открытых лицами без разрешения думы [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 37. Л. 63—63 об.]. Кроме того, полиция наблюдала за порядком на местных рынках, за «скудностью в съестных припасах, худобой или дороговизной», свежестью и чистотой продаваемых продуктов. Например, исправник 12 июля 1915 г. заявил управе о торговле на пристани съестными припасами по завышенным ценам. По его данным, продукты накрывались грязными тряпками, а «стаканы грязные и немытые» [2. Ф. И-1. Оп. 2. Д. 6. Л. 97—97 об.]. В результате развития различных форм торговли в начале XX в. в большинстве городов Тобольской губернии в основном сформировалась торговая инфраструктура, а обороты некоторых городов (Тюмени и Кургана) накануне Первой мировой войны достигали нескольких миллионов рублей. На 1907 г. торговый оборот Кургана составил 5,5 млн. руб., из них более 1 млн. приносила торговля маслом, 800 тыс. — хлебом. С началом войны на городскую власть и полицию легли дополнительные обязанности по мобилизации запасных войск, размещению беженцев, регулированию торговли и борьбе со спекуляцией, что потребовало от них оперативных и согласованных действий. Так, срочным предписанием от 17 июля 1914 г. исправник поручил приставам Тюмени закрыть все места торговли алкоголем. Продажа допускалась только в клубах и ресторанах первого разряда. С июля по декабрь в городе было закрыто более 130 заведений продажи крепких напитков, виноградного вина и пива [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 551. Л. 4; Д. 321. Л. 54]. Острая ситуация на местном рынке выдвинула задачу регулирования торговли и обеспечения продовольствием со стороны органов государственной власти и городского самоуправления. Министр внутренних дел срочным циркуляром от 31 июля 1914 г. предписывал губернаторам озаботиться изданием обязательных постановлений, устанавливающих цены на предметы первой необходимости. Тобольский губернатор отношением от 5 мая 1915 г. объявил городским головам и старостам о необходимости нормирования цен на продукты и другие товары. Так, в 1915—1916 гг. на целый ряд товаров в городах региона были введены нормированные цены, в частности, на хлеб, мясо и сапоги. Общая хозяйственная разруха и расстройство транспортных путей сообщения способствовали стремительному вздорожанию привозимых товаров: цены на сахар, табак, мыло увеличились в 2 раза, на соль — в 3 раза [2. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 1047. Л. 4]. Периодически из свободной продажи исчезали сахар, крупы, мыло, керосин, сальные и стеариновые свечи и спирт [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 331. Л. 744; Р-180. Оп. 1. Д. 16. Л. 336 об.]. Цена на зерно на потребительском рынке с 1914 по 1917 гг. выросла почти в 4 раза. В Ялуторовске цена на мясо 2 сорта в 1917 г. взлетела до 32 руб. за пуд (т.е. в 7 раз), ржаной муки до 8 руб. за пуд (в 8 раз) [2. Ф. И-190. Оп. 1. Д. 17. Л. 5]. В связи с дороговизной и перебоями с продуктами питания местные управы и полиция начали проводить совместные рейды по торговым точкам и складам промышленников в поисках продовольствия. В частности, тюменский исправник 4 октября 1915 г. рапортовал губернатору о том, что в магазинах города крайне незначительные запасы сахара. Отпуск сахара торговцам производится в небольшом количестве от 2-х до 5-ти фунтов. По этой причине большинство лиц, располагающих средствами, опасаясь совершенно остаться без сахара, стараются запастись им из разных лавок через членов своих семейств, и возможно, что при этих условиях запас сахара будет раскуплен [2. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 326. Л. 21—21 об.]. Ялуторовская городская управа докладывала уездному комиссару, что никаких складов и магазинов с продовольственными запасами в городе нет [2. Ф. И-190. Оп. 1. Д. 17. Л. 129]. Таким образом, деятельность городских властей и полиции способствовала развитию различных форм торговли. Можно утверждать, что наиболее высокого уровня согласованности процесс взаимодействия городских и полицейских управлений в сфере торговли был достигнут в начале XX в., когда в городах региона в основном сложилась торговая инфрастуктура, были приняты правила по устройству базаров и рынков, проведению ярмарок, надзору за деятельностью торгово-промышленных заведений. В годы войны и социально-политических потрясений благодаря совместным мерам ситуация на потребительском рынке Тобольской губернии не была столь критичной, как в других регионах.

About the authors

Alexander Borisovich Khramtsov

Tyumen State University of Architecture and Civil Engineering

Email: Khramtsov_ab@bk.ru

Candidate of History, Associate Professor of the Department for state and municipal management and law

References

  1. Адрес-календарь и справочная книжка торгово-промышленных фирм Кургана и его уезда Тобольской губернии. 1909 г. Курган, 1909.
  2. Государственный архив Тюменской области.
  3. Календарь Тобольской губернии на 1890 г. Тобольск, 1889.
  4. Миненко Н.А., Апкаримова Е.Ю., Голикова С.В. Повседневная жизнь уральского города в XVIII — начале XX века. М., 2006.
  5. Памятная книжка Тобольской губернии на 1909 г. Тобольск, 1909.
  6. Список населенных мест Тобольской губернии. Тобольск, 1912.
  7. Тобольские губернские ведомости.
  8. Шишкина С.Ю. Между молотом и наковальней: роль городского самоуправления Тюмени в регулировании питейной торговли во второй половине XIX в. // Сибирский исторический журнал. Тюмень, 2008.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies