HISTORICAL GEOGRAPHY OF THE KARGOPOLSKY DISTRICT, MIDDLE OF THE XVI, FIRST QUARTER OF THE XVII CENTURIES

Abstract


Article is devoted to historical geography of the Kargopolsky district of the middle of the XVI first quarter of the XVII centuries the Kargopolsky district was created in the basin of the river of Onega, stretched from the South - from the Lake Lacha for the North to coast of Onega Bay of the White Sea. In the West the district bordered on Zaonezhsky country churchyards; in the east - with the Dwin district; in the southeast - with the Vazhsky district; in the northeast - with the Dwin district; in the south - from Charondskaya okrugy and the Belozersky district. The historical geography studies areas in their historical development: as geographical conditions are connected with processes of colonization of lands; the reasons influencing development of the territory during various periods of history that allows to predict further development of the region in the economic and historical and cultural relation. Relevance of research is defined by it. Scientific novelty locates that the actual material is systematized and to be introduced into scientific circulation the new data from written sources connected with historical geography of the Kargopolsky district. In the Russian historiography the territory, borders, internal structure and a control system of the district were defined, settling and economic development of separate areas of Poonezhya was investigated. There were not up to the end studied questions connected with definition of internal borders, features of economic development of certain territories of the district and development of settlements, localization of means of communication and their roles in colonization of lands. As a result of the conducted research the new facts and assumptions were elicited. And a volostok allowed to establish to geography of volosts the area of the most intensive and possibly early development, so-called «the Onega massif». Connection of «the Onega massif» with the ways passing through it water snaking trail is shown, their value in settling of the district thereby is emphasized. To the middle of the XVI century in the Kargopolsky district, generally around Kargopol the network of roads is already formed. In northern part of the district overland ways still a long time were called as snaking trail. The probable border (boundary) between half of the Kargopolsky district was defined: Turchasovskoy and Kargopolskoy. An attempt of reconstruction of history of development of the Kargopolsky district during the Novgorod period is made: boyarshchina - possession of peasants-svoyezemtsev; names of settlements the village or seltso - the former administrative centers or possessory settlements; localization of the Novgorod Pogost at a threshold contacts Berichevsky thresholds in the lower reach of Onega and the volost the Ordomsky country churchyard in the Turchasovsky camp.

Full Text

Историческая география Каргопольского уезда середины XVI - середины XVII в. впервые представлена Н.А. Рожковым. Историком было высказано предположение о колонизации территории уезда колонистами с юга и запада (Рожков 1899: 3-29). М.М. Богословским была определена территория, границы, внутренняя структура и система управления уездом (Богословский 1910: 14-15). Административно-территориальное положение уезда, поселения, занятия, численность, состав, средняя плотность населения, землевладение исследовались Ю.С. Васильевым (Васильев 1978: 39-46). Необходимо также отметить исследования последних лет, целью которых было изучение заселения и хозяйственного освоения различных областей Поонежья. В результате показан процесс образования и развития волостной системы Кенозерья и Каргополья (Критский 2005: 1-208; Тормосов, Тормосова 2011: 297-302; Тормосова 2011: 1-711); проведена локализация водно-волоковых путей, ранее неизвестных науке; уточнены северо-восточная и южная граница Каргопольского уезда; определены внутренние границы Турчасовского, Мехреньгского станов и относительная хронология освоения Северного Поонежья (Побежимов 2010: 63-71; Побежимов 2012: 59-71; Побежимов 2012: 68-71; Побежимов 2015: 110-116; Побежимов 2016: 41-48). Можно сказать, что в общих чертах историческая география уезда середины XVI - первой четверти XVII в. получила достаточное освещение в отечественной историографии. Остались не до конца изученными вопросы, связанные с определением внутренних границ, локализацией путей сообщения и установлением их роли в колонизации земель, выявлением особенностей хозяйственного освоения отдельных территорий уезда и развития поселений. Для этих целей используются сведения из письменных источников (платёжные книги и сотные середины XVI в.; писцовые книги начала XVII в.; переписные книги середины XVII и начала XVIII в.). Каргопольский уезд сформировался в бассейне р. Онеги, простирался с юга - от оз. Лаче на север до берегов Онежской губы Белого моря, охватывал притоки Онеги - левые (реки Кена, Коже) и правые (реки Моша, Шелекса, Тевза, Мудюга, Вонгуда); озёра: Кенозеро, Лекшмозеро, Кожеозеро, и Мошенское. На западе уезд соприкасался с Заонежскими погостами, граница проходила по Водлозеру. Одна половина составляла Водлозерскую волость Каргопольского уезда, вторая относилась к Заонежским погостам. Линия границы уходила на север - до Онежской губы, включая р. Кушу. На востоке в верховье Емцы (левый приток Северной Двины) и по р. Мехреньге (правый приток Емцы) Каргопольский уезд соприкасался с Двинским уездом, земли которого начинались в низовье Емцы (Васильев 1978: 39). На юго-востоке уезд охватывал территорию единой водной системы, вытянутой с севера на юг: верховья р. Моши (правый приток р. Онеги), низовье р. Шожмы (левый приток р. Моши), низовье р. Лима (правый приток р. Моши), низовье р. Икса (с запада впадает в Мошенское озеро), Мошенское (Никольское) озеро, р. Воезерка, оз. Воезеро, устье р. Конакши и реки Волошка и Охтомица (Васильев 1978: 39-46; РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Л. 1-882). Вероятно, здесь и проходила граница с соседним Важским уездом. На северо-востоке к Каргопольскому уезду относилось всё побережье Онежской губы, включая Золотицу. Уезд граничил с Двинским уездом по «Двинскому рубежу», «за Орловым ручьём» (Побежимов 2012: 59-71). На юге уезд соприкасался с Чарондской округой (Богословский 1910: 14-15) и Белозерским уездом, с последним - по «Белозерскому рубежу», где находились пашенные земли крестьян Тихманьской волости (Побежимов 1910: 59-71). В середине XVI в. Каргопольский уезд делился на четыре стана: Каргопольский, Устьмошский, Турчасовский и Мехреньгский (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 268-289; Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 370-484). По «Платёжной книге Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. в Каргопольском стане числилось 9 волостей, 16 волосток, Каргопольский посад, село и слобода; в Устьмошском стане - 5 волостей и 6 волосток; в Турчасовском стане - 1 волость, 31 волостка, посад Турчасово и Золотицкий погост; в Мехреньгском стане - 2 волости и 1 волостка; упоминаются также стороны по берегам Онежской губы: Корельская и Двинская (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 268-289). Основными единицами внутреннего деления станов Каргопольского уезда были волости и волостки. Имели ли они различия или являлись результатом прихоти писцов: записывать группу поселений либо волостью, либо волосткой? В документе часто можно встретить примеры такого рода, когда одна и та же волостка одновременно называлась волостью: «волостка на Лядинах в Егоревском приходе… в той же волости на Лядинах...», «волостка Лекшмоозерская и Долгозерская в Петровском приходе… в Лекшмоозерской и Долгоозерской волости... (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 276-277, 264-265). И в этом случае наблюдается особенность: волостка пишется волостью при упоминании о приходе, но при отсутствии погоста писцы, как правило, не ошибались: «волостка Большая Шалга… в той же волостке в Большой Шалге...; «волостка Личкова Шалга... в той же волостке в Личкове Шалге» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 258-259). В Устьмошском и Мехреньгском стане все приходские центры писались волостями, безцерковные поселения - волостками, и только единственная волостка на Лепше озере Устьмошского стана имела погост (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 279-283, 284-285). В Турчасовском стане, при его огромных размерах (32 волостки и волости), насчитывалось всего 4 прихода: Турчасовский, Владычинский (37 деревень), Прилуцкий (8 деревень) и Усть-онежский (4 деревни). Волостью считался только Ордомский погост на Владычине, она же была самой крупной по количеству деревень. Остальные приходы писались волостками (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 268-289). В Каргопольском стане 7 из 16 волосток имели погосты. Вероятной причиной было их географическое положение. Волостки: Охтомица (18 деревень), Рягово (14 деревень), Нименгская (27 деревень), Лекшмозерская (18 деревень), Лядины (6 деревень) находились в стороне от р. Онеги, вдали от крупных приходских центров, и строительство собственных церквей было здесь просто необходимостью. Погост в волостке Олга (14 деревень) на северо-восточном побережье оз. Лаче, не смотря на близость к Каргополю, служил религиозным центром всего восточного побережья озера (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 268-289). Волостей было почти в два раза меньше, чем волосток. Погосты были в 7 волостях. Две волости: Тихманьнгская (55 деревень) и Ловзунгская (37 деревень) были безцерковными, находились рядом с приходом в Каргопольском посаде. Деревни, расположенные в верховье Тихманьги, были отдалены от посада, но в устье Ягремы (левый приток Тихманьги) был погост, который одновременно служил религиозным центром для жителей Ягремской волостки и Тихманьгской волости. Судя по размерам сошной пашни (2 обжи), в церковной деревне погост был довольно крупным. Вероятно, первое обстоятельство (размеры волости) позволило писцам определить их как волости, несмотря на отсутствие церквей, второе - некоторое время сдерживало образование здесь самостоятельных погостов. В волосте в Тихменьге погост упоминается в документах второй половины XVI в. (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 361). В Ловзунгской волости погост появился только к середине XVII в. (Богословский 1910: Приложение. С. 11). «Платёжная книга Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. является ценным источником с точки зрения понимания того, как проходило освоение территории Каргопольского уезда. Главным достоинством документа, не считая того, что он был первым сохранившимся описанием, является то, что в нём перечисляются все волости, волостки, приходские центры Каргопольского уезда. География волостей и волосток, размеры, наличие или отсутствие в них погостов, безусловно, можно считать признаками раннего или более позднего освоения (Побежимов 2010: 68-71). Спустя шесть лет, в следующем описании уезда - «Сотных на волости Каргопольского уезда» 1561-1562 гг. наблюдается существенный скачок в строительстве новых погостов. В Турчасовском стане появляются погосты в волостях: Рагонима, Порог, Чекуево, Пияла, Шелекса, Пурнема, Таймица; в Устьмошском стане - в Ундозерской волости; в Каргопольском стане - в Лекшмоозерской, Тихманьгской, Большая Шалга; исчезло деление на волости и волостки (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 370-484). По «Платёжной книге Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. волости с погостами образуют сплошной массив, от Каргополя (верховье Онеги) до Ордомского погоста (низовье Онеги). Этот массив включал наиболее крупные волости Каргопольского, Устьмошского и Турчасовского станов по р. Онеге: село Надпорожское (74 деревни), Усть-Воложскую (33 деревни), Волосовскую (50 деревень), Верхний Бор (40 деревень), Нижний Бор (49 деревень), Троицкий приход на Нижней Чюрюге (29 деревень), Нижний Борок на Плесе (29 деревень), Устьмошскую (106 деревень), Дуброва (30 деревень), Пабережскую (29 деревень), Ордомский погост (37 деревень). К западу от «онежского массива» находилась Кенозерская волость (74 деревни), к востоку - волости на Моше озере в Никольском приходе (74 деревни) и на Воеозере в Спасском приходе (39 деревень) (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 268-289). Кенозерская и Мошенские волости соединялись с онежскими по рекам Кена и Моша, таким образом, являлись его западной и восточной окраиной. В «Платёжной книге Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. содержатся немногочисленные сведения по новгородскому периоду Каргопольского уезда. В Каргопольском стане упоминаются «окологородные» волостки: Волковская и Павловская. По существу это были пригороды Каргопольского посада: «в Окологороде волостка Волковская, что была в разных боярщинах, а в ней тяглых 36 деревень»; «в Окологороде ж волостка Павловская, что была в разных ж боярщинах, а в ней тяглых 60 деревень и трет деревни» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 254-264). На севере в Турчасовском стане «волость Ордомский погост на Владычне и в разных боярщинах, тяглых 37 деревень с полудеревнею» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 277). Выражение «разные боярщины» указывает на принадлежность земель нескольким владельцам. По последней записи можно предположить, что число «боярщин» соответствовало количеству деревень. Кроме того, под словом боярщина могла подразумеваться не только боярская вотчина. Возможно, здесь идёт речь не о крупных боярских, а о небольших владениях крестьян-своеземцев. Случайно или нет, они замыкали «онежский массив» на юге и севере. Описание Каргопольского стана Каргопольского уезда в «Платёжной книге Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. начинается с села Надпорожского. Село располагалось примерно в 7 км от посада. В документе говорится: «на реке на Онеге село Надпорожское, а было село дворцовое» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 277). Ранее уже высказывалась мысль, что село середины XVI в. имело иное значение, чем в более позднее время (Побежимов 2015: 110-116): истоки названия села уходят в историю Киевской и Северо-Восточной Руси, когда оно являлось административно-хозяйственным центром княжеского или боярского владения, окружённого деревнями (Веселовский 1936: 12-13). В данном случае к селу Надпорожскому примыкали 75 деревень. Село и деревни писались отдельно, «а сошные пашни в селе и в деревнях» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 277). В Каргопольском уезде было несколько поселений с названием «село» или «сельцо». В Мехреньгском стане в волостке Сельцо располагался двор наместничьего тиуна (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 392). В Мошенских волостях, на р. Лима (левый приток р. Моша), где предположительно начинался Мошенский волок: «на волоце в Моше», что упоминается в Уставе Новгородского князя Святослава Ольговича 1137 г. (Устав Новгородского князя Святослава Ольговича 1137 1951: 92), в документах начала XVIII в. числится деревня Сельская (РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Л. 241 об.). В Устьмошской волости Устьмошского стана говорится о деревне «что было сельцо Богданово». В той же волости, в д. Антоновской находился бывший наместничий двор: «место дворовое что было в стари наместнич двор» (Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда 1622 1972: 128). Возможно, поселения с названием «село» или «сельцо» являлись отголоском домосковской системы управления «Онегой и Каргополем». Под таким названием Каргопольский уезд упоминается в «Духовной грамоте» - завещании Ивана III 1504 г.: «да сыну же своему Василию даю Заволотцкую землю всю, Онего и Каргополь...» (Духовная грамота 1504 2004: 442-444). К середине XVI в. в Каргопольском уезде, главным образом в районе Каргополя, формируется дорожная сеть. При описании села Надпорожского упоминается дорога: «от реки от Онеги от дороги от большей» (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 306). Вероятно, речь идёт о дороге, идущей вдоль Онеги, через Каргополь, далее на север. В «Сотных на волости Каргопольского уезда» 1561-1562 гг. говорится о «Долгом наволоке у Лядинского пути у старого» (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 334-346). Дорога проходила через Лядины и, вероятнее всего, шла дальше на запад, в Карелию. Дорог было две: «старая» и новая, что свидетельствует о возрасте данного пути. В документе также содержатся сведения о дороге в районе западного берега оз. Лаче (Тихманьгская волость): «сена окол пол да у Лаче озера под маткою...» (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 334-346). Речь идёт о дороге, идущей либо по западному побережью озера, либо от устья до верховья р. Тихманьга. Ранее уже приводилось описание сухопутного пути в Турчасовском стане под названием «Щукозерская дорога». Дорога соединяла верховье Шелексы с Онегой. Она являлась частью древнего водно-волокового пути (Побежимов 2010: 63-71). В более поздних источниках сухопутные пути именовались волоками, а не дорогами. Один из них проходил вдоль восточного побережья Онежской губы: «в Дуракове на волоке...» (РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Л. 468-471). При описании Кожеозерского монастыря упоминается ещё один волок, вдоль р. Коже: «за монастырём на злобине, на волоке» (РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Л. 631). В переписной книге Каргопольского уезда 1712 г. также содержится подробное описание «Мошенского волочка», точнее, того, что на нём находилось (11 заброшенных деревень, починков, дворов и «изба бездворная крестьянина Елгомской пустыни») (РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Л. 294 об. - 295). Ранее уже предпринимались попытки определения внутренних границ Каргопольского уезда. В документах не было обнаружено ни одного письменного указание на существование границ - рубежей между станами. Рубежи упоминаются только при разграничении уездов или сторон отдельных территорий (Побежимов 2012: 59-71). Границы между станами определялись по предполагаемым географическим объектам. Граница Устьмошского и Турчасовского станов проходила по Беричевским порогам (протяжённость - 30 км) (Побежимов 2010: 63-71). В «Платёжной книге Каргопольского уезда» за 1555-1556 гг. были обнаружены сведения, косвенно подтверждающие тот факт, что Беричевские пороги выполняли роль границы между станами. В документе, при определении местоположения самой северной из волостей Устьмошского стана - Побережской говорится: «на Побережи по реке по Онеге снизу от порога от Ы/ремы по обе стороны вверх Онеги реки» (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 279-280). В более позднем источнике - «Писцовой книге Устьмошского стана» 1622 г. есть сведения о волоковом пути (зимнике) в обход Беричевских порогов. Также содержится информация о том, как обслуживался данный волок. В д. Новая роспашь против Вахновские деревни повыше Макромуса, на реке Игрима отмечено «3 двора пустых, а пашни у тех дворов нет, а поставлены те дворы для проезжих людей зимнею порою» и платят с тех дворов оброк (Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда 1622 1869: 171). В «Сотной на волости Каргопольского уезда» 1561-1562 гг. при описании Кенорецкой волостки в числе названий сенокосных полей встречаются два указания на границы. В первом случае говорится о «меже с Нижеборскими пожнями» (волость Нижний Бор на Плесе), что проходила «по речке по Сондоле» (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 333). Второе название - Рубежной ручей (ручей, судя по описанию, расположен вниз по реке Кене от Чернцова ручья) - вполне могло означать границу двух станов: Каргопольского и Устьмошского (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 333). Но более вероятно, что по р. Кена проходил рубеж между «полуземлями» или половинами Каргопольского уезда: Верхней и Нижней. Деление это, по словам М.М. Богословского, часто встречается в челобитных местных крестьян середины XVII в. (Богословский 1910: 14-15). Верхняя половина включала Каргопольский стан, Нижняя - Устьмошский, Турчасовский и Мехреньгский (Богословский 2010: 14-15). В середине XVI в. население Каргопольского уезда насчитывало около 26 000 человек. При площади уезда около 70 000 кв. км плотность населения составляла в среднем 0,37 человека на 1 кв. км (Васильев 1978: 36-46), но она не везде была одинаковой. К примеру, количество деревень на Машеозере (74 деревени) в середине XVI в. в 4,5 раза превышало число поселений на Лекшмоозере (18 деревень) (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 279-283), при этом озёра были примерно одинаковыми по размерам и находились в сходных климатических условиях. Наиболее высокая плотность населения в середине XVI - первой четверти XVII в. была в волостях «онежского массива». В 16 волостях насчитывалось примерно 11 500 человек (для определения примерной численности населения применяется коэффициент средней численности жителей двора Каргопольского уезда в середине XVI - середины XVII в. - 5,75) (Водарский 1966: 127-128). Самыми крупными по числу населения были: Нижний Бор (1 700 человек), Устьмошская волость (1 500 человек), волость на Кенозере (1 500 человек), волости на Машеозере и Воезере (1 600 человек). Все перечисленные волости пересекались или примыкали к водно-волоковым путям: Кено-Емецкому и Мошенскому, имевшим важное значение на ранних этапах колонизации Поонежья. Кроме того, р. Онега соединяла плотно населённые земли в районе Каргополя с Устьмошским и Турчасовским станом. Возможно, в результате двух путей движения населения: с запада (по Кене) и юга (по Онеге) в устье Кены образовалась диалектная граница. По документам середины XVI в. сенокосы в Кенорецкой волости пишутся пожнями: «на Матфеевской пожне», «от Нижеборские пожни вверх по Чюрюге речке»; на Онеге - «сено», «сено место», «полянка» (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 331-334). Можно предположить, что на Кене слово «пожня» могло появиться вместе с переселенцами с Карелии. Река Кена являлась частью водно-волокового пути с запада на восток. Возможно, этим же можно объяснить и присутствие здесь некоторых прозвищ, похожих на карело-вепские: Кухта, Кычаков (Сотные на волости Каргопольского уезда 1561-1562 1972: 332). Кенский водно-волоковой путь или «волочок Кемской», так он назывался в «Писцовых книгах Обонежской пятины», ниже по Онеге соединялся с р. Емцой и далее путь шёл в Северную Двину (Насонов 1951: 91). В документе говорится: «в гости тою дорогой ныне не ездят - ездят новою дорогой» (Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 1930: 177). К этому времени рядом с верховьем Емцы уже существовали две волостки: Даниславль и Шелеховская. В прежние времена, писал Е. Огородников, товары из Каргополя следовали в Макромусы и оттуда переволакивались в Емцу и по ней в Двину (Огородников 1879: 34-37). Казалось бы, одно только это обстоятельство должно было обеспечить экономическое процветание волосток, но, вероятно, по причине того, что путь перестал использоваться, этого не произошло. В середине XVI в. в волостке Дениславле было 16 тяглых деревень (Платёжная книга Каргопольского уезда 1555-1556 1972: 281); к первой четверти XVII в. образовавшийся ранее погост успел запустеть. Да и сама волость находилась в жалком состоянии, из 16 деревень 8 стали пустошами (Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда 1622 1869: 156). В волостке Шелекса к середине XVI в. наблюдалась активность колонизационных процессов, возникло 5 починков, которые через короткое время неожиданно стали пустыми (Побежимов 2013: 102-114). Вернёмся к Беричевским порогам и волости Ордомский погост, замыкавшей на севере «онежский массив». В Уставе Новгородского князя Святослава Ольговича 1137 г. говорится о погосте, что «у Порого пустьць берут полсорочка» (Устав Новгородского князя Святослава Ольговича 1137 1951: 92). По мнению А.Н. Насонова, погост находился на месте населённого пункта с похожим названием - Порог, в 25 км от города Онега (Насонов 1951: 1-114). Существует точка зрения, согласно которой локализация всех погостов, указанных в документе, связывается со средним течением Онеги, Подвиньем и водоразделом Северной Двины и Онеги (Спиридонов 1989: 1-128). Расположение погоста «у Порогопустеце» определяется либо на Сухоне, либо на Онеге (Едовин 2001). В пользу того, что погост находился на территории волости Ордомский погост можно привести несколько аргументов. В тексте под словом «порог» подразумевается не населённый пункт, а географический объект. Беричевские пороги - самые большие по протяжённости на Онеге, и по этой причине как значительный географический объект фигурируют в документе без всякого названия. Они, безусловно, являлись серьёзным препятствием при продвижении вниз по реке (Побежимов 2010: 63-71). Преодоление порогов и создание здесь опорного пункта являлось стратегической необходимостью для новгородцев. За порогами открывалась всё низовье Онеги, вплоть до Белого моря. Волость Ордомский погост была единственным местом в низовье Онеги, где по документам середины XVI в. упоминаются «боярщины» или владения своеземцев. Первоначально, как пункты сбора дани с местного населения, погосты в первую очередь должны были обживаться русскими переселенцами, как более понятные и подконтрольные власти территории. В результате проведённого исследования отметим новые факты и предположения в исторической географии Каргопольского уезда середины XVI - первой четверти XVII в. Анализ географии волостей и волосток позволил установить район наиболее интенсивного и предположительно раннего освоения, так называемый «онежский массив». Показана связь «онежского массива» с проходившими через него водно-волоковыми путями, тем самым подчёркивается их значение в заселении. По документальным сведениям середины XVI - начала XVIII в. можно сделать вывод, что в Каргопольском уезде, в основном в районе Каргополя, к середине XVI в. уже формируется сеть дорог. В северной части сухопутные пути назывались волоками. Определяется вероятная граница (рубеж) между половинами Каргопольского уезда: Турчасовской и Каргопольской. Выдвигается ряд предположений по истории домосковского периода Каргопольского уезда: боярщины - владения крестьян-своеземцев; названия поселений «село» или «сельцо» - бывшие административные центры или владельческие поселения; локализация новгородского погоста «у Порогопустеце» связывается с Беричевскими порогами в низовье Онеги и волостью Ордомский погост в Турчасовском.

About the authors

A. I Pobezhimov

JSC Ionik


Candidate of Historical Sciences, CEO

References

  1. «Духовная грамота» - завещание Ивана III 1504 г. 2004 // Кузьмин А.Г., Перевезенцев С.В. (ред). Хрестоматия по истории России с древнейших времен до 1618 г.: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Москва: Владос, 442-444.
  2. Богословский М. М. 1910. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей при Московском университете. Кн. I. Москва: Университетская типография.
  3. Васильев Ю. С. 1978. Каргопольский уезд // Аграрная история северо-запада России XVI века. Ленинград: ЛГУ, 39-46.
  4. Веселовский С. Б. 1936. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. Известия ГАИМК. Вып. 139. Москва; Ленинград: ГАИМК.
  5. Водарский Я. Е. 1966. Численность и размещение посадского населения в России во второй половине XVII в. // Города феодальной России. Москва: Наука, 271-294.
  6. Едовин А. Г. 2001. Заволочье в средневековой русской истории (X-XII вв.): Автореф. дис … канд. ист. наук. Архангельск.
  7. Критский Ю. М. 2005. Кенозерье: История и культура. Очерки, материалы, исследования. Архангельск: Правда Севера.
  8. Насонов А. Н. 1951. Русская земля и образование территории Древнерусского государства. Москва: Наука.
  9. Огородников Е. 1879. Олонецкая губерния: Список населенных мест по сведениям 1873 года. Санкт-Петербург: Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел.
  10. Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. 1930 / Покровский М. Н. (ред.). Ленинград: АН СССР.
  11. Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда за 1622 г. 1869 // Памятная книжка Олонецкой губернии за 1868-1869 годы. Петрозаводск: Губернская типография, 120-189.
  12. Платёжная книга Каргопольского уезда, составленная около 1560 г. по книгам письма Якова Сабурова и Ивана Кутузова 1555-1556 гг. 1972 // Материалы по истории Европейского Севера СССР: Северный археографический сборник. Вып. 2. Вологда: [б.и.], 268-289.
  13. Побежимов А. И. 2010. К вопросу об определении колонизационных путей // Учёные записки Петрозаводского университета 3, 63-71.
  14. Побежимов А. И. 2012. Географические объекты и их названия в истории освоения Северного Поонежья // Преподавание истории в школе: Научно-теоретический и методический журнал 8, 68-71.
  15. Побежимов А. И. 2012. Формирование границ в Северном Поонежье // Научный аспект. № 4. Саратов: ООО «Аспект», 59-71.
  16. Побежимов А. И. 2013. Шелековская волость Турчасовского стана Каргопольского уезда в середине XVI - начале XVIII вв. // Научный аспект. № 3. Саратов: ООО «Аспект», 102-114.
  17. Побежимов А. И. 2016. Освоение Мошенского стана Каргопольского уезда к середине XV века. // Вестник Сургутского государственного педагогического университета 3(42), 41-48.
  18. Побежимов А. И. 2015. Заселение и хозяйственное освоение Мехреньгского стана к середине XVII в. // Вестник Самарского университета 7(129), 110-116.
  19. РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. Каргопольский уезд. 1712. Книга переписная посадских людей Турчасовского посада, церковнослужителей, монахов, дворцовых и монастырских крестьян Устьмошского, Мошинского, Турчасовского станов Каргопольского уезда. 882 л.
  20. Рожков Н. A. 1899. Сельское хозяйство Московской. Руси в XVI в. Москва: Университетская типография.
  21. Сотные на волости Каргопольского уезда с книг письма Никиты Григорьевича Яхонтова 1561-1562 гг. 1972 // Материалы по истории Европейского Севера СССР: Северный археографический сборник. Вып. 2. Вологда: [б.и.], 370-484.
  22. Спиридонов А. М. 1989. Локализация пунктов Устава Святослава Ольговича 1136/37 г. и становление погостов в Прионежье и Заволочье // КСИА. Вып. 198. Средневековая Археология. Москва: Наука, 16-21.
  23. Тормосов Д. В., Тормосова Н. И. 2011. Водораздельный ландшафт как историко-географическая составляющая территории Каргополья // Культура Поонежья X-XXI веков. Общерусские черты и региональные особенности: материалы XI Каргопольской научной конференции (18-22 августа 2010 г.). Каргополь: Каргопольский государственный историко-архитектурный и художественный музей, 297-302.
  24. Тормосова Н. 2011. Каргополье. История исчезнувших волостей. Каргополь: Правда Севера.
  25. Уставная грамота Святослава Ольговича 1137 года 1951 // Насонов А. Н. (ред.). Русская земля и образование территории Древнерусского государства: Наука.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies