RESIDENTIAL BUILDINGS THE SETTLEMENTS YTANOVKA-2 OF THE SALTOVO-MAYATSKAYA CULTURE (according to the materials of Nikolaenko A. G. field works 1973, 1976)

Abstract


In this article the material from all four residential buildings investigated by Nikolaenko A. G., 1973, 1976 at the settlement Yutanovka-2 of Saltovo-Mayatskaya culture of VIII-X centuries is represented. The Settlement of Alan forest-steppe variant of the Saltovo-Mayatskaya culture is located on the territory of the village YutanovkaVolokonovka district Belgorod region, on the right Bank of the river Oskol. Buildings 1, 2 and 4 were half preserved, the construction of the 3 building was investigated fully. Inside there is a fireplace as a heating device and as a device for cooking, which makes the construction residential. The main heating appliance is presented almost in the center as an open hearth. In buildings 1 and 2, the hearth is arranged in the circular recess, but in combination with angular-depth hearth. At construction 3 - hearth is in the shape of the recesses rounded pits with different depths. In the building 4 hearth is outdoor, fence without or special grooves, but in combination with near-wall not depth hearth may be enclosed by few stones or in combination with a stove-heater. The Central hearth in the homes of 1 and 2 were supplemented by a corner device, and in the housing 4 it was supplemented by wall device, which served as additional sources of heat. It is possible that on the location of the corner (wall) hearth as an additional source of heating, hot ash and charcoal were strode down. These hearths, especially the corner hearths, could be the privileged place for some time the hot ash was put, as the object of reverence and worship. From ethnographic materials it is known that the peoples of the North Caucasus considered hearth, natochina circuit, the boiler, ash and coal from the hearth a family Shrine, from which depended the prosperity and abundance in the house. In the traditional home of the North Caucasus, the middle hearth was never arranged strictly in the center of the room and opposite the entrance, but it was always some way that the wind from the open door didn't blow the fire and to increase the area of the economic half of the home. The hearth divided the living area into two functionally different parts: from the entrance before the fire - front, the economic and the second, behind the hearth, warm and secluded, which was considered honorable. In the past Ossetians believed that God, the guardian of the hearth, lived in the right inside corner, i.e. the most remote from the entrance of the home. Central and wall hearths were held in the homes of the Mayatskoye citadel and rarely in the Mayatskoye settlement. At the settlement Yutanovka-1, Demetrius complex, at the settlement VerkhniySaltov residential buildings with a combination of nodal (wall) hearths were not revealed. Material that gives us some knowledge about the residential buildings of the settlement were not introduced into scientific circulation, although they represent the interest as the only currently archaeological sites of residential character, studied at the settlement Yutanovka-2.

Full Text

Поселение Ютановка-2 аланского населения лесостепного варианта салтово-маяцкой культуры VIII-X вв. н.э. находится на территории села Ютановка Волоконовского района Белгородской области, на надпойменной террасе правого берега реки Оскол к северо-западу от Ютановского городища, расположенного на площадке мыса. Поселение Ютановка-1 непосредственно примыкало к системе обороны городища с напольной стороны. На южной оконечности села Ютановка через поселение Ютановка-2, прорезая материк, проходит дорога, на которой в 1973 г. А.Г. Николаенко и краеведческая группа «Алан» сосредоточили охранные работы. В результате работ, проведенных в 1973 г., были выявлены гончарная печь с сектором полуземлянки (Афанасьев 1987: 83-84), комплекс хозяйственных ям, уцелевшие части полуземлянок 1 и 2, полуземлянка 3 (Николаенко 1973). Сохранившаяся часть полуземлянки раскопана и в 1976 г. (Николаенко 1976). В результате проведённых спасательных археологических работ на поселении Ютановка-2 было исследовано пять жилищ полуземлянок (Николаенко 1977: 64), одна из них с гончарным горном. Анатолий Григорьевич в статье «Жилища Осколькой Хазарии» пишет о семи вскрытых и изученных полуземлянках (Николаенко 1991: 43), но две из них сильно разрушены, уцелевшие части без отопительного устройства. Почти полностью разрушенной была и полуземлянка, непосредственно связанная с гончарным горном, от которой осталась только сторона размерами 4х1,5 м без источника тепла. Материалы о постройках автором исследования не были опубликованы, хотя постройки представляют интерес как единственные на данный момент археологические объекты жилого характера, исследованные на поселении Ютановка-2. Так как площадь поселения практически полностью занята территорией современного села Ютановка, то и возможность фиксации археологических объектов может появиться только при проведении строительных работ. Жилище № 1, обнаруженное при обследовании среза грунтовой дороги и сохранившееся частично, углублено в глинистый материк на 0,68 м до плотного мелового слоя, который и явился горизонтом ровного пола (рис. 1:1). В связи с тем, что постройка расположена на пологом склоне холма, юго-западная сторона отражает большую углубленность в материк, чем северо-восточная. Стенки котлована при переходе к полу закруглены. На основании плана уцелевшей части, размеры которой 1,5-2х3,1-4 м, можно говорить, что постройка имела трапециевидную форму площадью ≈ 12 кв. м. Заполнявший котлован гумус содержал массу фрагментов салтовской керамики (особенно тарной), разбитых костей домашних животных. Перед полом залегал глинисто-меловой слой в 0,15-0,2 м с большим содержанием древесного угля. Полуразрушенный почти центрально расположенный тарелкообразный очаг, содержавший золу, кусочек железистого шлака и фрагмент керамики, углублен в материковый пол на 0,2 м. Диаметр верхней его части 0,63 м. Вокруг очага размещены пять ямок диаметром 4-6 см (глубиной 6-7 см), заполненных древесным углём. Как предполагал Николаенко А.Г., в этих углублениях были колышки, имевшие непосредственное отношение к очагу. В юго-западном углу котлована находился ямочный очаг фасолеобразной формы, доверху наполненный древесным углём. Глубина углового очага 0,13 м. В очаге на углях лежали фрагменты керамики тарной посуды и раздавленный железный серп. В этом же углу отрыты круглая и подквадратная в плане ямки глубиной по 0,4 м. Остаточная часть пола имела многочисленные ямки, расположенные по определённой системе. Часть из них диаметром 5-6 см (глубиной 5-10 см) окружали угловой источник тепла. Ямки диаметром 4-8 см (глубиной 5-10 см), идущие с западного угла в юго-восточном направлении, отделяли юго-западный угол полуземлянки от всего жилья. Наблюдающееся древесно-угольное заполнение этих ямок показывало, по мнению исследователя, наличие деревянной (плетнёвой) основы. Столбовая ямка юго-западной стенки и столбовая ямка у западного угла углублены на 0,2 м. Уцелевшая часть жилья может представлять тип салтовских жилищ с центральным и угловым ямочными очагами. Жилище № 2, зафиксированное при обследовании трассы водопровода, также оказалось частично разрушенным (рис. 1:2). В слое около 0,8 м гумуса уцелевшей части котлована были: масса фрагментов салтовской керамики (среди керамики есть донная часть сосуда с рельефно выступающим клеймом в виде равностороннего креста), около 8 кг металлургического шлака, много разбитых костей домашних животных, куски обожжённой глины со следами обмазки, половинка пряслица. Постройка имела, возможно, прямоугольную форму (размер сохранившейся части 3,1х4,5 м) с минимальной площадью ≈ 18 кв. м; ориентирована сторонами с северо-востока на юго-запад. Котлован полуземлянки углублен в материковую предмеловую глину на 0,3-0,37 м. На полу много тарной керамики, древесный уголь, остатки формованного прямоугольного сырца-кирпича толщиной в 6 см, камни лилового и серого цвета, расположенные в беспорядке. В центре сохранившейся части котлована находился ямочный очаг круглой формы с внешним диаметром 1,47 м при глубине около 0,3 м. В отчёте исследователь отмечает наличие большого по диаметру центрального очага, размеры которого и дают нам основание говорить о прямоугольной форме котлована полуземлянки. Вокруг очага, заполненного золой, размещена зона из 80 ямок (из них около 10 кротовин) диаметром 3-7 см и глубиной 0,15-0,2 м. В некоторых из них был древесный уголь, остатки костей. Второй очаг, глубиной 0,18-0,2 м, с подбоем, занимал восточный угол котлована. Он окружен двойным рядом ямок глубиной 5-10 см. Некоторые из них заполнены древесным углём, а в некоторых были кости. У юго-восточной стеныра сполагалась яма глубина 0,15 м, с подбоем. В заполнении - кусок мела, большие фрагменты керамики, сырая зелёная глина и частично сохранившаяся часть формы для выплавки железа, напоминавшая широкое блюдо с ножкой, наполненное шлаком, внешняя поверхность которого состояла из огнеупорного материала. Ямка у северо-восточной стенки углублена в материковый пол на 0,1-0,12 м. Столбовая ямка северо-восточной стенки и столбовые ямки северо-западной стенки углублены на 0,1-0,2 м. Археологический объект (жилище или жилище-мастерская по производству кирпича-сырца, по мнению Николаенко А.Г.) также может представлять тип салтовских жилищ с центральным и угловым ямочными очагами. Жилище № 3. Котлован полуземляночного жилья сооружён на северо-западе от городища в 200-300 м на склоне балки (с уклоном к северо-востоку) (рис. 1:3). Полуземлянка, котлован которой был насыщен керамикой, шлаком, древесным углём, костями домашних животных, в плане имела почти квадратную форму с закругленными углами и ориентирована своими сторонами по сторонам света с отклонениями. Южная сторона с небольшим подбоем. Размер котлована 2х3,5м, площадь ≈ 7 кв. м. Пол, покрытый сплошным слоем древесного угля в 2-3 см, неровный с общим понижением к северо-востоку. Наибольшее углубление в материк - 0,7 м, наименьшее - 0,25 м. Почти в центре размещался очаг в форме углубления округлой (0,84х0,86 м) ямки с различной глубиной, полностью заполненный древесным углём, золой и фрагментами кухонной керамики. Стенки и дно обожжены до малинового цвета. В южной стороне очаг был больше углублен, и здесь же он, по мнению Николаенко А.Г., в более раннее время своего существования имел более широкие границы, что прослеживалось по малиновой окантовке. По закругленным углам и в пристенках котлована находились столбовые ямки круглой и овальной в плане формы, диаметром 0,25-0,35 м, глубиной 0,15-0,45 м, заполненные древесным углём. В юго-западной части полуземлянки располагались три хозяйственные ямы глубиной 0,1-0,4 м с фрагментами керамики. Западная сторона котлована имела расширение и остатки материковой ступени 0,3 м. Предположить, что здесь находился выход, как считал Николаенко А.Г., нельзя, в связи с заполнением этой стороны хозяйственными ямами (хотя и в различное время). Поэтому материковому выступу могла отводиться роль полки. Следов явного выхода из полуземлянки не обнаружено. Полуземлянка представляет тип салтовских жилищ с центральным ямочным очагом. В 1 м к северо-востоку от котлована жилья № 3 прямоугольной (0,75х1,7 м) насыпью лежал чернометаллургический шлак весом 110 кг. Шлак был отобран, правильно сложен и хранился с какой-то целью. К насыпи шлака с северо-востока примыкало угольно-золистое пятно круглой формы (1,25х1,25 м) толщиной 4-6 см с кусочками материковой обожжённой глины. Между этим пятном и материком была небольшая по толщине (2-4 см) подушка из гумуса с содержанием костей домашних животных и керамики. Площадка у шлака и пятна содержала древесный уголь, кости домашних животных и фрагменты керамики. Вполне вероятно, по мнению Николаенко А.Г., что пятно являлось в определенный период местом выброса хозяйственных отходов. Жилище № 4 обнаружено при прокладке придорожной траншеи в 1976 г. (рис. 1:4). Уцелевшая часть составляла 2/3 жилища размерами 3х2 м. Вероятно, полуземлянка была подквадратной формы, площадью ≈ 9,6 кв. м. Пол жилища ровный, находился на глубине 1,4 м от современной поверхности. Котлован, заполненный гумусом, углублен в материк на 0,2 м. «При расчистке обнаружена масса керамических остатков гончарной посуды, железистые шлаки, два железных ножа, зубило, железные стержни, пряслице и заготовка к нему». В заполнении полуземлянки много костей домашних животных, «задымленные» камни, древесный уголь, линзовидные прослойки пепла с кусочками железистого шлака. На глинобитном полу был слой древесного угля и обгорелые головни, пряслице. В центре котлована размещен очаг в виде прокалённого красного пятна (0,66х0,76 м), содержащий пепел, камень и фрагмент керамики. К востоку от очага, у материкового останца, находилось прокалённое пятно пола с развалом задымленных камней, древесным углём. Так как «еще раньше отсюда же выброшено много камней при прокладке траншеи, не вызывает сомнений наличие в этом жилье и печи-каменки». При этом, по мнению Николаенко А.Г., кладка камней для печей-каменок производилась «насухо», так как камни не имели следов обмазки или раствора (Николаенко 1991: 45). Углы уцелевшей части котлована закруглены и не имеют столбовых ямок. Столбовые ямки глубиной 0,1-0,2 м отрыты в пристенках. Южнее северо-западной стенки расположено клиновидное углубление (4х4 см, глубина - 15 см). Размещение в материковом останце столбовой ямки, по мнению Николаенко А.Г., вероятно, связано с близко расположенной печью. С хозяйственными ямами исследователь связывал яму 0,4х0,45 м (глубина 0,3 м), сооруженную в юго-западной стене, и яму 0,43х0,48 м (глубина 0,22 м) юго-западнее очага. Древесный уголь обнаружен в заполнении всех углублений. Исследованные однокамерные постройки отнесены к жилищам - в них есть очаг как отопительное устройство и как устройство для приготовления пищи. Основное отопительное устройство представлено открытым очагом, размещённым почти в центре. В постройках 1 и 2 очаг устроен в круглом углублении, но в сочетании с угловым углубленным очажком. В постройке 3 очаг в форме углубления округлой ямки с различной глубиной. В постройке 4 очаг открытый, плоский, без ограждения и специального углубления, но в сочетании с пристенным не углубленным очагом, возможно, огражденным несколькими камнями, или, по мнению Николаенко А.Г., в сочетании с печкой-каменкой. Таким образом, центральный очаг в жилищах 1-2 дополнялся угловым, а в жилище 4 пристенным очажком, служившими дополнительными источниками тепла. Вполне возможно, что на место расположения углового (пристенного) очажка, как дополнительного источника обогрева, ссыпалась горячая зола и древесный уголь. Данные очажки, особенно угловые, могли быть и особым местом, где на определённое время складывалась горячая зола, как предмет почитания и поклонения. Заметим, что автор исследования жилых построек в отчётах не отмечает наличие следов обжига материковых стенок котлованов и следов обожжённой глиняной обмазки в местах расположения угловых (пристенного) очажков. Из этнографических материалов известно, что у народов Северного Кавказа очаг, надочажная цепь, котёл, зола и уголь из очага считались семейной святыней, от которой зависело благополучие и изобилие в доме (Кобычев 1982: 130). Исходя из функционального подразделения интерьера в традиционном жилище Северного Кавказа, срединный очаг никогда не устраивали строго в центре помещения и напротив входа, но всегда несколько в стороне, чтобы ветер из раскрытой двери не задувал огонь очага и чтобы увеличить площадь хозяйственной половины (Кобычев 1982: 141). Очаг делил жилую площадь на две функционально разные половины: переднюю, хозяйственную, и заднюю, более тёплую и укромную, считавшуюся почётной. Осетины верили в прошлом в то, что бог - охранитель домашнего очага обитал в правом внутреннем, т.е. наиболее удалённом от входа, углу жилища, в то время как самым почитаемым местом считался столб, стоявший у очага первой половины жилища (Кобычев 1982: 140, 142). Заметим, что покровителем - богом металлургии у осетин, по мнению Магометова А.Х., оказался небесный кузнец Курдалагони, а железо в религиозных представлениях осетин железо наделено магическими свойствами (Магометов 2011: 121, 122). Домашний покровитель Сафа заведует очагом и надочажной цепью, но сам очажный огонь был под контролем особого божества , который имел связь с огнём и солнцем (Чибиров 2008: 66). На поселении Ютановка-1, примыкающем к Ютановскому городищу, не известны жилища с сочетанием углового (пристенного) и центрального очагов. Центральный и пристенный очаги устраивались в жилищах Маяцкого городища и реже на Маяцком селище (Афанасьев 1987: 63). Площадь однокамерных жилищ на поселении Ютановка-1 варьирует от 6 до 21,5 кв. м, что, вероятно, связано как с численностью семей, обитавших в каждой конкретной постройке, так и с проявлением социальной дифференциации в обществе (Афанасьев 1987: 50). Группа жилых строений (3, 5, 7, 11) поселения Ютановка-1 объединяется «в группу почти наземных сооружений с небрежно выкопанными котлованами и входами и столь же небрежно поставленными каркасами стен, составленных из круглых разной толщины столбов» (Винников, Плетнёва 1998: 163). «Учитывая очевидную, казалось бы, поспешность при установке данной группы жилищ и при этом смешение нескольких строительных приемов, на других поселениях редко совмещающихся, можно сказать, что эта группа представляет собой единое целое, возможно, возникшее на данном полузащищённом участке мыса в период неожиданно надвинувшейся опасности» (Винников, Плетнёва 1998: 163). В одной из балок, непосредственно примыкающих к поселению Ютановка-2 с юго-запада, расположен катакомбный могильник. В 1974 г. Николаенко А.Г. исследовал на катакомбном могильнике ямное погребение, в котором погребённый головой находился в подбое ямы (Николаенко 1974). Аналогию практики ямных захоронений на территории катакомбных могильников лесостепной зоны бассейна Среднего Дона Афанасьев Г.Е. усматривает в аланских памятниках Северного Кавказа в предсалтовское время (Афанасьев 1987: 149), таким образом, не видя различий в этнической принадлежности людей, погребённых в пределах одного некрополя как в катакомбах, так и в простых грунтовых ямах, и в ямах с подбоем (Аксёнов, Лаптев 2014: 28). В непосредственной близости к поселению Ютановка-2, к северу, но на левом берегу Оскола в котловане между песчаными дюнами находится салтовское Заломенское селище. Оставившее его население, в силу геологических условий, не могло применять катакомбный обряд погребения в песчаном грунте, определяя тем самым захоронения в ямах. В раскопанной Николаенко А.Г. у селища полуземлянке, кроме основного углубленного очага, в её южной части располагалось прямоугольное, с округлой восточной стороной, обожжённое пятно (угловой очажок) без золы и пепла. Чёткий, не расплывшийся оранжевый цвет пятна свидетельствовал о наличии ограничительных стенок, придавших данную форму пятну. У обожжённого пятна лежала половинная часть формы стенки железоплавильного тигля, имевшая очертания глубокого блюдца со следами металла с серебристым оттенком (Степовой 2016: 36-38). В центре полуразрушенного полуземляночного «жилища» (1,3х2,8 м) салтовского поселения Столбище-1 (правый берег р. Оскол, село Столбище Волоконовского района Белгородской области) был устроен не углубленный открытый очаг круглой формы (диаметр 0,5-0,52 м) (Николаенко 1975). Данная постройка находилась в 5-6 м от разрушенного гончарного горна (Афанасьев 1987: 84). При исследовании несохранившейся полуземлянки салтовского поселения Столбище-2 Николаенко А.Г. отмечает наличие печи-каменки из разбитых жерновов в развале, очевидно, в плане имевшей прямоугольную форму. Здесь же встречены камни и кирпич-сырец. Под камнями, не имевшими следов обмазки и раствора, было углубление, заполненное золой (Николаенко 1975). Жилые постройки с сочетанием центрального и углового (пристенного) очагов не выявлены как на Дмитриевском комплексе (Плетнёва 1992: 26-43), так и на поселении Верхний Салтов Харьковской области (Колода 2000: 40-54). СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ВНВГУ - Вестник Нижневартовского государственного университета ДонНУ - Донецкий национальный университет ИА РАН - Институт археологии Российской академии наук

About the authors

A. V. Stepovoy

Nizhnevartovsk State University


Сandidate of Historical Sciences, Senior Researcher of the Laboratory for Historiography and Field Archeology Research

V. I. Grebenjukov

Nizhnevartovsk State University


Candidate of Historical Sciences, Vice-rector for Academic Affairs

References

  1. Аксёнов В. С., Лаптев А. А. 2014. Освоение лесостепного Подонцовья в хазарское время: взгляд на проблему // Степи Европы в эпоху средневековья. Т. 12. Донецк: ДонНУ, 25-50.
  2. Афанасьев Г. Е. 1987. Население лесостепной зоны бассейна Среднего Дона в VIII-X вв.: (Аланский вариант салтово-маяцкой культуры). Москва: Наука. (Археологические открытия на новостройках. Вып. 2).
  3. Винников А. З., Плетнёва С. А. 1998. На северных рубежах Хазарского каганата. Маяцкоепоселение. Воронеж: ВГУ.
  4. Кобычев В. П. 1982. Поселение и жилище народов Северного Кавказа в XIX-XX вв. Москва: Наука.
  5. Колода В. В. 2000. Житларанньогосередньовiччя у Верхньому Салтовi // Археологiя 4, 40-54.
  6. Магометов А.Х. 2011. Культура и быт осетинского народа: историко-этнографич. исслед. - изд. 2-е. Владикавказ: Ир.
  7. Николаенко А. Г. 1991. Северо-западная Хазария или Донская Русь? Волоконовка: Волоконская типография.
  8. Николаенко А. Г. 1974. Отчёт об археологической разведке и охранных работах в Волоконовском районе Белгородской области в 1974 г. // Архив ИА РАН. Р. 1. № 5724.
  9. Николаенко А. Г. 1975. Отчёт об археологических исследованиях в Волоконовском районе Белгородской области в 1975 году // Архив ИА РАН. Р. 1. № 5440.
  10. Николаенко А. Г. 1977. Охранные раскопки в лесостепномПоосколье // Археологические открытия 1976 года. Москва: Наука, 63-64.
  11. Николаенко А. Г. 1976. Отчёт об археологических исследованиях в Волоконовском районе Белгородской области в 1976 г. // Архив ИА РАН. Р. 1. № 6042.
  12. Николаенко А. Г. 1973. Отчёт об охранных работах в Волоконовском районе Белгородской области в 1973 г. // Архив ИА РАН. Р. 1. № 4982.
  13. Плетнёва С. А. 1989. На славяно-хазарском пограничье:(Дмитриевский археологический комплекс). Москва: Наука.
  14. Степовой А. В. 2016. Постройка салтово-маяцкой культуры у села Заломное Белгородской области // ВНВГУ 3, 36-42.
  15. Чибиров Л. А. 2008. Традиционная духовная культура осетин. Москва: Российская политическая энциклопедия.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies