GREAT BRITAIN’S MIGRATION POLICY IN 2010-2015

Abstract


The given article touches upon the basic statements of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland migration policy in 2010-2015 as well as the peculiarities of political struggle towards the migrant issues. During 2010-2015 in the UK, as in most European Union countries, the increase in the proportion of immigrants and their descendants in the total population of the country had been recorded; in this aspect, the attention of political and social institutions to this very issue has steadily increased. The UK immigration cluster population in the period analyzed is quite diverse and can be represented by the following groups: people coming from European countries, which have become full-fledged members of the European Union in 2004; foreign students; people fleeing from persecution in their home country; people arriving from outside of the European Union (Africa, Asia, Australia and New Zealand). In 1997, with the advent of the Labour Party led by Tony Blair to power, net immigration amounted to 107 thousand people a year, and in 2007 the figure was already 330 thousand. Man. In 1997-2007 net immigration was about 3 million, which was equivalent to 5% of the UK population. About 2/3 of them were not the European Union citizens. Problems and difficulties associated with heavy influx of migrants to the UK during 2010-2015 led a course on tightening of the state migration policy. These measures included a significant tightening of tests on the English language skills by immigrants; review about 300 licenses of educational institutions (mainly colleges) issued bogus visitors visas to study; decline in the arrival of experts allowances (including qualified); during 2010-2012 500 UK language schools have lost the right to sponsor foreign students, many of whom came to the training, and then tried to stay in the country, get a job, and subsequently residence permits. However, these measures were of secondary nature in relation to the primary needs of the British economy in a constant inflow of labor force, and did not contribute to solving the problems with the integration of immigrants and their descendants. In the UK there were institutions that were interested in preservation of intense immigration flow. Local authorities in the limited funding could attract local residents on low-paid occupations and were forced to hire immigrants. The study is based on the analysis of the original English-language sources - the election manifesto of the Conservative and Labour parties, materials statistical compilations «United Kingdom: Migrants».

Full Text

Начиная с первого десятилетия XXI в. миграционный вопрос занимал важное место в межпартийной политической борьбе Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. В течение 2010-2015 гг. в Великобритании, как и в большинстве государств Европейского Союза, был зафиксирован рост доли иммигрантов и их потомков в общем составе населения страны; в этой связи внимание политических и общественных институтов к этой проблеме неуклонно возрастало. В научной исторической и политологической литературе на русском языке миграционной проблеме в Великобритании на современном этапе уделено недостаточно внимания. Наибольший вклад в ее изучение внесли такие исследователи, как Т.А. Васильева (Васильева 2010), А.А. Нестерова (Нестерова 2012), А.Е. Шапаров (Шапаров 2010). Работы европейских авторов являются более многочисленными и глубокими по своей сути. Особого внимания заслуживают работы П. Крэйга (Craig 2015), С. Дугласа-Скотта (Douglas-Scott 2015), Дж. Найта (Knight 2012). Вопросы миграционной политики и ее результатов неоднократно были предметом социологических опросов британского населения. Так, по данным опроса 2013 г., более 75% британцев выступали за снижение иммиграции, за увеличение - менее 5%. При этом среди тех, кто считал, что иммиграция могла бы быть сколько-нибудь полезна Соединенному Королевству, более половины считала, что уровень иммиграции должен быть снижен. 75% опрошенных утверждали, что иммигранты затрудняют получение социальных услуг, 2/3 респондентов видели в присутствии иммигрантов угрозу рынку труда (UK: Migrants. Migration News, January 2013). В 1997 г. с приходом к власти Лейбористской партии во главе с Тони Блэром чистая иммиграция составляла 107 тыс. человек в год, а в 2007 г. этот показатель составил уже 330 тыс. человек. В период с 1997 по 2007 гг. чистая иммиграция составила 3 млн, что эквивалентно составляет 5% населения Великобритании. Около 2/3 из них не являются гражданами Европейского Союза (UK: A8 Migrants. Migration News, July 2014). Иммиграционный кластер населения Великобритании в исследуемый хронологический период достаточно разнообразен и может быть представлен следующими группами. Первую группу иммигрантов составляли прибывающие из европейских государств, ставших полноправными членами Европейского Союза в 2004 г. 1 мая 2004 г. в состав Европейского Союза вошли восемь стран Центральной и Восточной Европы. В официальных статистических отчетах эта группа стран обозначалась как А8 и включала такие страны как Польша, Болгария, Румыния, Чехия, Словакия, Словения, Венгрия и др. В соответствии с правилами Евросоюза, по истечении определенного срока граждане вновь вошедших стран получают право свободного передвижения внутри этого интеграционного объединения. Предполагалось, что миграция из этих стран в Великобританию не должна была превысить 15 тыс. человек. Однако прогнозы не оправдались: к началу 2015 г. в страну приехало свыше 1 млн мигрантов из новых государств - членов Европейского Союза. Всего, по данным на март 2014 г., в Великобритании проживало уже около 1,8 млн трудовых мигрантов из стран Европейского Союза (Britain Can Be Better. The Labour Party Manifesto 2015). Усреднённый портрет мигранта из так называемой группы А8 представляет собой поляка в возрасте 30 лет, иногда с высшим образованием, с очень низким знанием английского языка, занимающегося низкоквалифицированным трудом в сфере услуг, строительстве и сельском хозяйстве. Средний заработок среди этих иммигрантов не превышал в 2010-2014 гг. 400 ф. ст. в неделю. Их образование и профессиональные навыки в условиях британского рынка труда оставались в данный период по большей части невостребованными. Вторая группа мигрантов - это иностранные студенты. Численность иностранных студентов, приезжающих в Великобританию на обучение, увеличилась с 117 тыс. в 1998-1999 гг. до 230 тыс. в 2007-2008 гг., до 415 тыс. в 2009 г., а в 2011 г. составила около 300 тыс. человек. Третья группа мигрантов была представлена гражданами, спасающимися от преследования на своей родине; Великобритания разрешает въезд таким гражданам в том случае, если они действительно конкурентоспособны в сфере своей деятельности и могут быть полезны принимающей их стране. Четвертая, традиционная группа мигрантов, - это прибывающие граждане не из Европейского Союза. В эту группу включают граждан Африки, Азии, Австралии и Новой Зеландии. Динамику присутствия мигрантов в этнической структуре британского общества позволяют проследить и переписи населения. По данным переписи 2001 г., из 57 млн населения каждый двенадцатый житель Великобритании принадлежал к тому или иному этническому меньшинству. Перепись 2011 г. показала, что при общей численности населения 63 млн уже каждый шестой житель представлял собой данное меньшинство. Доля иностранных рабочих в Великобритании возросла с 7% в 1998 г. до 13% в 2008 г. За период с 2002 г. по 2012 г. численность работающих британцев не увеличилась, и практически все новые рабочие места (1,7 млн мест), созданные британскими властями за этот период, заняли мигранты. Необходимо отметить, что по состоянию на 2012 г. в Великобритании насчитывалось около 500 тыс. вакантных мест при 2,5 млн безработных. Значительная часть безработных приходилась на молодёжь: среди молодых людей в возрасте от 16 до 25 лет около 1 млн безработных. Обещание Гордона Брауна в 2007 г. предоставлять рабочие места преимущественно британцам выполнено не было, свобода передвижения в рамках Европейского Союза предоставляла возможность мигрантам успешно конкурировать с местными трудовыми резервами (UK: Reducing Migration. Migration News, July 2012). С приходом к власти в 2010 г. консервативно-либеральный блок обещал за пять лет, к маю 2015 г., снизить чистый приток иммигрантов до 100 тыс. в год. Однако, по состоянию на лето 2013 г. этот показатель составлял 182 тыс. человек в год. 25 марта 2013 г. Дэвид Кэмерон выступил с очередной речью о миграционной ситуации в стране. В основных принципах консерваторы остались верны тому, что уже было изложено в предвыборном манифесте Консервативной партии 2010 г. и речи Дэвида Кэмерона 14 апреля 2011 г. При этом наблюдалось смещение акцентов с мигрантов, прибывающих с Африканского континента и Южной Азии на мигрантов, приезжающих в Великобританию из присоединившихся в 2004 г. к Евросоюзу стран Восточной Европы. Дэвид Кэмерон подтвердил прежнюю задачу снизить уровень ежегодной иммиграции с сотен тысяч до десятков тысяч человек. Мультикультурные установки на сохранение этнического и религиозного разнообразия также остались в силе. Общины иммигрантов по-прежнему были признаны фундаментальной и неотъемлемой частью британского общества. Курс на приём людей, спасающихся от преследования у себя на родине, не изменился. Консервативная риторика о стремлении разрешать въезд только тем, кто действительно нужен стране и поможет ей в глобальной международной конкуренции (высококвалифицированным специалистам, предпринимателям-новаторам), звучала и раньше, а в данном выступлении приобрела новое, еще более важное, значение в связи с мерами по ужесточению иммиграционного контроля (David Cameron’s immigration speech 2014). В октябре 2012 г. министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй выступила с критикой прежней миграционной политики лейбористов, указав на то, что приток мигрантов из новых государств - членов Европейского Союза позволил британским работодателям сдерживать рост заработной платы внутри Соединенного Королевства. С подобными заявлениями в августе 2012 г. выступил глава управления по иммиграции Министерства внутренних дел Великобритании Дэмьян Грин (5 сентября 2014 г. его сменил Марк Гарпер). Иногда на этой почве случались публичные скандалы, подобные тому, что произошёл в феврале 2014 г.: уже сам Гарпер подал в отставку, когда стало известно, что в его доме трудился уборщиком нелегальный иммигрант. В докладе 2012 г. Консультативного совета по миграции отмечалось, что с 1995 по 2010 гг. приезд каждых 100 иммигрантов не из стран Европейского Союза оставляет без работы 23 британца. При этом необходимо сделать уточнение, что реальная заработная плата в Великобритании за период с 2010 по 2013 гг. снизилась на 5%. Падение заработной платы было обусловлено тем, что мигрантам можно платить меньше. В марте 2014 г. Министерство труда Великобритании выявило, что после экономического спада 2008-2009 гг. приезжие вытеснили с рынка труда заметную долю британских неквалифицированных кадров. Например, за первые шесть месяцев 2010 г., несмотря на рост британской экономики, численность работающих британских граждан снизилась на 179 тыс., а численность занятых в экономике работников небританского происхождения увеличилась на 126 тыс. В течение 2010-2014 гг. правительством Великобритании были предприняты следующие меры по ослаблению иммиграции: 1) серьезное ужесточение тестов на знание иммигрантами английского языка; 2) отзыв около 300 лицензий у образовательных учреждений (в основном колледжей), выдававших приезжим фиктивные визы на обучение; 3) снижение квот на приезд специалистов (в том числе высококвалифицированных); 4) в течение 2010-2012 гг. около 500 языковых школ Великобритании утратили право спонсировать иностранных студентов, многие из которых приезжали на обучение, а потом старались остаться в стране, устроиться на работу и получить вид на жительство. Летом 2010 г. началась активная борьба с фиктивными браками, позволяющими приезжать в Великобританию на постоянное место жительства под предлогом воссоединения семьи. Так, в июне 2010 г. был осуждён священнослужитель А. Браун, которому инкриминировали освящение свыше 360 фиктивных браков в 2005-2009 гг. Наиболее часто подобного рода браки заключали иммигранты из Восточной Европы, имеющие право въезда в Великобританию, с приезжими из стран Западной Африки, такого права не имеющими (UK: Migrant Cap. Migration News, October 2010). Усилилась борьба с нелегальной иммиграцией. Например, за использование труда нелегальных иммигрантов в 2012 г. было выписано 1 200 штрафов на сумму 11 млн ф. ст., а в 2013 г. уже 1 822 штрафа на сумму 14 млн ф. ст. (UK: Migrants. Migration News, April 2014). В феврале 2010 г. вступили в силу новые правила въезда иностранных студентов. До прибытия они теперь обязаны подтвердить знание английского языка на уровне британской средней школы. Членов семей иностранных студентов лишили возможности сопровождать их. Если курс обучения не подразумевает присвоение степени или научного звания, то студенты могут работать не более 10 часов в неделю, что вдвое меньше разрешенного времени до 2010 г. Ужесточение миграционной политики также получило свое выражение в таких предложениях британских парламентариев, как пересмотр практики предоставления приезжим социального жилья; увеличение вдвое штрафов для работодателей, использующих труд нелегальных мигрантов; ограничение финансовых услуг для нелегальных мигрантов по открытию банковских счетов, получению кредитных карт и кредитов; установление имущественных цензов для мигрантов, желающих привезти супругу или супруга (Strong Leadership. A Clear Economic Plan. A Brighter, More Secure Future. The Conservative Party Manifesto 2015). Вместе с этим, эти меры носят вторичный характер по отношению к первичной потребности британской экономики в постоянном притоке рабочей силы, и никак не способствуют решению проблем с интеграцией иммигрантов и их потомков. По мнению ряда исследователей, эти меры были бы более эффективны в первые десятилетия после окончания Второй мировой войны в период массовой послевоенной иммиграции. В Великобритании существуют институты, заинтересованные в сохранении интенсивного иммиграционного потока. Местные органы власти в условиях ограниченного финансирования не могут привлечь местных жителей на низкооплачиваемые профессии и вынуждены принимать на работу иммигрантов. В общей сложности на 2013 г. в сфере социального обеспечения (уход за инвалидами, больными и престарелыми) занято свыше 6,9 млн человек. Каждый пятый работник социальной службы - иммигрант. Их труд оплачивается из бюджета местных органов самоуправления, которые экономят на расходах, не повышая налоги. В исследуемый нами период бюджет Великобритании нес достаточно высокую социальную нагрузку. Местные органы власти финансировали частные фирмы, предоставлявшие помощь пожилым людям и инвалидам как на дому, так и в интернатах и домах престарелых. Например, по данным на 2010 г., Национальная служба здравоохранения Великобритании затратила свыше 160 млрд долл. США на услуги по уходу. Чем выше стоимость жизни (например, аренды жилья), тем сложнее местным советам найти квалифицированный персонал по приемлемой стоимости. Наибольшие трудности наблюдаются в Лондоне, где утвердились наиболее высокие цены на жильё (UK: Migrant Cap. Migration News, October 2010). По данным на 2009 г., среди иммигрантов, приехавших в Великобританию не из стран Европейского Союза, приблизительно 60% составляли студенты. Некоторые студенты сразу приезжают с семьями и детьми и пытаются устроиться на неполный рабочий день. При этом около 20% из приехавших по студенческим визам остаются в стране не менее чем на 5 лет. В 2010-2012 гг. до 40% иммигрантов приезжали в Великобританию как студенты, и образовательные учреждения страны выступали против снижения квот для иностранных студентов, видя в них источник дохода (UK: Migration, Tiers. Migration News, April 2012). Две трети иностранных студентов в Великобритании приезжают не из стран Евросоюза, при этом для них плата за обучение в несколько раз больше по сравнению с британскими студентами и студентами из стран Европейского Союза. Подобная ситуация складывалась не только в социальной и образовательной сфере. Представители британских высокотехнологичных компаний не раз жаловались на трудности в получении трудовых виз для IT-специалистов из Индии. Исследование «Института персонала и развития» в марте 2013 г. показало, что английские работодатели нередко предпочитают брать на работу иммигрантов по причине их трудолюбия и более низкой текучести кадров. Из-за этого в частном секторе около 11% рабочих мест заняли приезжие, а каждая седьмая частная фирма имеет в штате свыше 20% рабочих-иммигрантов. Британские фермеры для сбора урожая 2014 г. попросили правительство привлекать трудовые ресурсы из России, Украины и Турции (UK: Migrants. Migration News, April 2013). Национальный союз фермеров Великобритании ещё в 2009 г. сообщал, что в регионе Ист-Мидлендс на 12 тыс. сельскохозяйственных рабочих-иммигрантов приходилось всего 2,3 тыс. рабочих-британцев. По мнению фермеров, у местных рабочих отсутствуют три ключевых качества, существенных для трудовой этики: энтузиазм, согласованность действий и способность работать в условиях жёсткого хронометража (UK: Reducing Migration. Migration News, July 2012). В 2011 г. после сокращения квот по ряду дефицитных профессий (в том числе стригалей) имели место даже выступления фермеров. До 20% стригалей приезжают в Великобританию из Австралии и Новой Зеландии (UK: Migrants, Multiculturalism. Migration News, April 2011). Сети отелей «Malmaison» и «Hotel du Vin» в феврале 2012 г. сообщили о том, что из 2,3 тыс. их сотрудников только 40% являются британскими гражданами, потому что местное население не стремится занимать низкоквалифицированные вакансии, не хочет долго и упорно работать, чтобы строить карьеру с самых низов. Британская сеть ресторанов фаст-фуда «Pret a Manger» в 2011 г. прямо заявила, что охотно нанимает на работу иммигрантов из Восточной Европы, поскольку найти квалифицированных работников среди британской молодёжи весьма затруднительно (UK: Migrants, Tiers. Migration News, April 2012). По данным на 2010 г., 3/4 приезжих из Южной Азии и Нигерии, значившихся по документам как высококвалифицированные рабочие, реально устроились работать в супермаркеты на низкоквалифицированные должности (UK: Migrants, Ireland. Migration News, January 2011). Таким образом, накануне всеобщих парламентских выборов 2015 г. в британском обществе существовала достаточно серьезная проблема, связанная с наличием в социальной структуре мигрантов различных групп с разной степенью социальной включенности. Можно заключить, что сосуществование политических и общественных сил, выступавших как за сохранение, так и за снижение высокого уровня иммиграции, заставляло ведущие политические партии маневрировать между этими двумя тенденциями, часто принимая половинчатые решения. Несмотря на это, в течение 2010-2015 гг. в государственной миграционной политике Великобритании весьма четко был обозначен курс на ужесточение миграционных требований и условий въезда в Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии.

About the authors

L. A Yakubova

Nizhnevartovsk State University


Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Head of the Department of Documentation Dtudies and General History

M. F Badalov


post-graduate student of the Department of Documentation Studies and General History of the Nizhnevartovsk State University

References

  1. Васильева Т. А. 2010. Миграционная политика, гражданство и статус иностранцев в странах западной демократии: сравнительно-правовое исследование: Автореф. дис.. д-ра юрид. наук. Москва.
  2. Нестерова А. А. 2012. Мобильность рабочей силы в Европейском союзе // Журнал международно права и международных отношений 4, 84-90.
  3. Шапаров А. Е. 2010. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого - проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование 6, 104-116.
  4. Britain Can Be Better. The Labour Party Manifesto 2015. URL: http://www.labour.org.uk/blog/entry/the-labour-party-manifesto-2015 (дата обращения: 27.01.2017).
  5. Craig Р. 2015. Responsibility, Voice and Exit: Britain Alone? // Oxford Legal Studies Research Paper 22, 27-33.
  6. David Cameron’s immigration speech. URL: https://www.gov.uk/government/speeches/david-camerons-immigration-speech (дата обращения: 27.01.2017).
  7. Douglas-Scott S. 2015. UK Exit from the EU: The End of the United Kingdom or a New Constitutional Dawn? // Oxford Legal Studies Research Paper 25, 10-12.
  8. Knight J. 2012. The Chatham House-YouGov Survey 2012: Hard Choices Ahead. British Attitudes Towards the UK’s International Priorities // The Royal Institute of International Affairs 36 // https://www.chathamhouse.org/ sites/files/chathamhouse/public/Research/Europe/0712ch_yougov_surveyanalysis.pdf. (27.01.2017)
  9. Strong Leadership. A Clear Economic Plan. A Brighter, More Secure Future. The Conservative Party Manifesto 2015. URL: https://www.conservatives.com/manifesto (дата обращения: 27.01.2017).
  10. UK: Migrant Cap. Migration News, October 2010. Vol. 17. № 4.
  11. UK: Migrants, Ireland. Migration News, January 2011. Vol. 18. № 1.
  12. UK: Migrants, Multiculturalism. Migration News, April 2011. Vol. 18. № 2.
  13. UK: Migrants, Tiers. Migration News, April 2012. Vol. 19. № 2.
  14. UK: Migrants. Migration News, April 2013. Vol. 20. № 2.
  15. UK: Migrants. Migration News, April 2014. Vol. 21. № 2.
  16. UK: Migrants. Migration News, January 2013. Vol. 20. № 1.
  17. UK: Reducing Migration. Migration News, July 2012. Vol. 19. № 3.
  18. UK: А8 Migrants. Migration News, July 2014. Vol. 21. № 3.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies