Presence and absence of carbohydrate metabolism disorders as a factor influencing development of vitamin B12 deficiency

Cover Page

Abstract


Objective. To study the significance of the presence and absence of carbohydrate metabolism disorders as a factor affecting the development of vitamin B12 deficiency.

Materials and methods. The data of 206 subjects, forming two main groups were analyzed: the group of carbohydrate metabolism disorders (CMDs), which included 76 women and 71 men (n = 147); the control group, which included 33 women and 26 men (n = 59). The inclusion criteria were the following: age over 35, availability of anamnestic data on pharmacotherapy, availability of data to clarify the state of carbohydrate metabolism, availability of data on vitamin B12 and some other biochemical indices. Vitamin B12 levels > 221 pmol / l were considered normal, vitamin B12 levels from 148 pmol / l to 221 pmol/l were considered borderline (or mild deficiency), and levels of 148 pmol / l or less were considered severe vitamin B12 deficiency.

Results. The group of absent carbohydrate metabolism disorders included 59 persons and the group of carbohydrate metabolism disorders (CMDs) included T2DM patients (n = 123) and individuals with prediabetes (n = 24), i.e. the total number of the examined persons in CMD group was equal to 147. The average level of vitamin B12 in the control group (n = 59) was 401.6 ± and 138.06 pmol / l, and in CMD group (n = 147) it was equal to 342.1 ± 133.10 pmol/l. The differences between the groups were statistically significant (p < 0.01), that suggested the significance of CMDs as a risk factor for vitamin B12 deficiency. Vitamin B12 deficiency was combined with the presence of CMDs in 32 (21.8 %) cases. In 115 cases (78.2 %), the presence of CMDs was combined with the absence of vitamin B12 deficiency. In 8 cases (13.5 %), there were no CMDs, but there was vitamin B12 deficiency. In 51 cases (86.4 %), no CMDs and vitamin B12 deficiency was noted.

Conclusions. Despite the presence of a statistically significant decrease in vitamin B12 levels in CMD group (342.1 ± 133.10 pmol / l vs 401.6 ± and 138.06 pmol/ l; p < 0.01) and a high incidence rate of vitamin B12 deficiency in CMD group (21.8 % and 13.5 %, respectively), the study results do not allow us to consider the presence of CMDs to be the risk factor for vitamin B12 deficiency.


Full Text

Введение

Дефицит витамина В12 был впервые описан в 1849 г. и считался смертельным до 1926 г. [1], когда George Richards Minot и William Parry Murphy [2] было показано, что включение в ежедневный рацион больных полуфунта телячьей печени, отличающейся высоким содержанием витамина В12, существенно облегчает течение заболевания. За это открытие George Richards Minot, William Parry Murphy совместно с George Hoyt Whipple получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1934 г. [3].

Исследованиями показано развитие недостаточности витамина В12 [4, 5] и большей распространенности периферической нейропатии (по данным теста с монфиламентом) [5] у больных сахарным диабетом 2-го типа (СД2), которое авторами связывалось с применением метформина.

Цель исследования – изучить значение наличия или отсутствия нарушений углеводного обмена как фактора, влияющего на развитие недостаточности витамина В12.

Материалы и методы исследования

Проведено исследование, критериями включения в которое были: возраст старше 35 лет, наличие анамнестических данных по проводимой фармакотерапии, сведений для уточнения состояния углеводного обмена, данных по витамину В12 и некоторым другим биохимическим показателям.

Дифференциация состояния углеводного обмена (отсутствие нарушений, предиабет, диабет) проводилась в соответствии с рекомендациями Азербайджанской ассоциации эндокринологии, диабетологии и терапевтического обучения и Американской диабетической ассоциации [6–8].

Уровни витамина В12 определяли на анализаторе AxSYM System (Abbott, USA) с помощью соответствующих реактивов (закрытая система). В соответствии с рекомендациями литературы [9] уровни витамина В12 > 221 пмоль/л считали нормальными, от 148 до 221 пмоль/л расценивали как пограничные (или легкий дефицит), а 148 пмоль/л и менее – как выраженный дефицит витамина В12. В дальнейшем по ходу обсуждения в данной работе под недостаточностью витамина В12 будут пониматься суммарные величины абсолютной недостаточности этого витамина и количества пограничных состояний. Уровни гликемии натощак определяли с помощью аппарата для лабораторного исследования гликемии Precision PCx Medi Sense (Abbot, США) и соответствующих тест-полосок; на аппарате Nyco Сard II (Axis-Shield, Норвегия) определяли уровень A1c и выражали в %.

 

Таблица 1

Основные характеристики обследованных

Показатель

Группа

Статистическая значимость различий, р

НУО,

n = 147

контроль,

n = 59

Возраст, лет

61,4 ± 9,86

60,5 ± 9,86

> 0,05

Рост, см

167,0 ± 6,46

167,6 ± 5,88

> 0,05

МТ*, кг

84,1 ± 0,97

78,2 ± 7,58

< 0,001

ИМТ**, кг/м2

30,2 ± 0,33

27,9 ± 2,77

< 0,001

Нормальная МТ*, %

10,9

22,0

< 0,05

Избыточная МТ*, %

41,5

59,3

< 0,05

Ожирение, %

47,6

18,6

= 0,0001

САД***

135,7 ± 19,36

128,2 ± 15,73

< 0,01

ДАД****

83,3 ± 1,12

78,5 ± 11,56

< 0,05

Примечание: *МТ – масса тела; ** ИМТ – индекс массы тела; ***САД – систолическое артериальное давление; ****ДАД – диастолическое артериальное давление.

 

В исследовании проанализированы данные 206 обследованных, из которых были сформированы две основные группы:

  • группа с нарушениями углеводного обмена (НУО), в которую вошли 76 женщин и 71 мужчина (n = 147);
  • группа лиц без нарушений углеводного обмена – группа контроля, в которую вошли 33 женщины и 26 мужчин (n = 59).

В табл. 1 представлены основные характеристики групп обследованных.

При статистическом анализе материала определяли минимальную, максимальную и средние величины выборки, стандартное отклонение и ошибку средней величины. С помощью метода Фишера и с помощью метода χ2 вычисляли значимость различий между долями с использованием Comparison of proportions calculator (MEDCALC easy-to-use statistical software) [10].

Результаты и их обсуждение

Проанализированы данные по среднему уровню витамина В12 в группе контроля, то есть при отсутствии нарушений углеводного обмена (n = 59) и в группе нарушений углеводного обмена (НУО), в которую вошли больные СД2 (n = 123) и лица с предиабетом (n = 24), то есть общее число обследованных в группе НУО было равно 147 (рис. 1). Средний уровень витамина В12 в группе контроля (n = 59) составил 401,6 ± и 138,06 пмоль/л, а в группе НУО (n = 147) – 342,1 ± 133,10 пмоль/л. Различия между группами статистически значимы (p < 0,01), что позволило предположить значение НУО как фактора риска дефицита витамина В12.

 

Рис. 1. Средние уровни витамина В12 в группе контроля (n = 59) и в группе НУО (n = 147)

 

В связи с тем что целевая выборка может не отражать истинного соотношения популяции страдающих от изучаемого заболевания и здоровых [11], было проведено вычисление отношения шансов (Odds ratio) для рассматриваемых факторов:

  • фактора наличия НУО (фактор риска);
  • фактора отсутствия НУО (фактора протекции).

В табл. 2 представлены данные по частоте встречаемости недостаточности витамина В12 в сочетании с наличием или отсутствием НУО.

 

Таблица 2

Частота встречаемости недостаточности витамина В12 при наличии и отсутствии НУО

Нарушения углеводного обмена

Недостаточность витамина В12

Итого

есть

нет

Есть

32

115

147

Нет

8

51

59

Итого

40

166

206

 

Таблица 3

Результаты расчета отношения шансов для фактора наличия НУО

Показатель

Величина

Шанс найти недостаточность витамина В12 при наличии НУО

0,278

Шанс найти недостаточность витамина В12 при отсутствии НУО

0,157

Отношение шансов (OR)

1,774

Стандартная ошибка отношения шансов (S)

0,430

Нижняя граница 95%-ного доверительного интервала (CI)

0,764

Верхняя граница 95%-ного доверительного интервала (CI)

4,117

 

Недостаточность витамина В12 сочеталась с наличием НУО в 32 (21,8 %) случаях. В 115 случаях (78,2 %) наличие НУО сочеталось с отсутствием недостаточности витамина В12. В 8 (13,5 %) отсутствовали НУО, но имелась недостаточность витамина В12, в 51 (86,4 %) – отсутствовали как НУО, так и недостаточность витамина В12.

В табл. 3 представлены результаты расчета отношения шансов для фактора «Наличие НУО».

Как видно из данных табл. 3, шанс диагностировать недостаточность витамина В12 при наличии НУО равен 0,278, а недостаточность витамина В12 при отсутствии НУО –0,157. Отношение шансов (OR) равнялось 1,774 при стандартной ошибке отношения шансов (S) в 0,430. То есть шанс зафиксировать недостаточность витамина В12 при наличии НУО был в 1,774 раза выше, чем шанс найти таковую у людей без НУО. Нижняя граница 95%-ного доверительного интервала (CI) соответствовала 0,764, а верхняя граница – 4,117. Таким образом, отношение шансов не было статистически значимым (p > 0,05).

Выводы

Несмотря на наличие статистически значимого снижения уровней витамина В12 в группе НУО (342,1 ± 133,10 и 401,6 ± 138,06 пмоль/л; p < 0,01), а также на большую частоту встречаемости недостаточности витамина В12 в группе НУО (21,8 и 13,5 % соответственно), результаты исследования не позволяют считать наличие НУО фактором риска недостаточности витамина В12.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

A. R. Guseinova

Azerbaijan State Advanced Training Institute for Doctors named after A. Aliyev

Author for correspondence.
Email: nauchnayastatya@yandex.ru

Azerbaijan, Baku

Lecturer, Department of Therapy

References

  1. O’Leary F., Sammman S. Vitamin B12 in Health and Desease. Nutrients 2010; 2: 299–316.
  2. Minot G.R., Murphy W.P. Treatment of pernicious anemia by a special diet. JAMA. 1926; 87: 470-476.
  3. The Nobel Prize in Physiology or Medicine 1934. Nobel Media AB 2018, available at: https://www.nobelprize.org/prizes/medicine/193 4/summary/
  4. De Jager J., Kooy A., Lehert P., Wulffele M.G. et al. Long term treatment with metformin in patients with type 2 diabetes and risk of vitamin B12 deficiency: randomised placebo controlled trial. BMJ 2010; 340: 2181, available at: https://www.bmj.com/content/bmj/340/bmj.c2181.full.pdf.
  5. Aroda V.R., Edelstein S.L., Goldberg R.B., Knowler W.C. et al. Long-term metformin use and vitamin B12 deficiency in the Diabetes Prevention Program Outcomes Study. J Clin Endocrinol Metab 2016; 101: 1754–1761.
  6. Associacija jendokrinologov, diabetologov i terapevtov Azerbajdzhanskoj Respubliki. Diabetes diagnosis, prevention and treatment standards. Baku, 2017; 134 [in Azerbaijani].
  7. American Diabetes Assosiation. Standards of Medical Care in Diabetes. Diabetes Care 2018; 41: S1–S159.
  8. American Diabetes Assosiation. Standards of Medical Care in Diabetes. Diabetes Care 2019; 42: S1–S193.
  9. Brito A., Mujica-Coopman M.F., Olivares M., De Romana D.L. et al. Folate and Vitamin B12 Status in Latin America and the Caribbean: An Update. Food and Nutrition Bulletin 2015; 36: S109–S118.
  10. Med Calc. Easy-to-use statistical software, available at: https://www.medcalc.org/calc/comparison_of_proportions.php.
  11. Kras'ko O. Statistical data analysis in medical research. Uchebno-metodicheskoe posobie. Minsk 2014; 126 (in Russian).

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract - 12

PDF (Russian) - 3

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Comments on this article

Comments on this article

View all comments

Copyright (c) 2020 Guseinova A.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies