Analysis of L-carnitine effectiveness in complex treat-ment of pregnant women with placental insufficiency

Cover Page

Cite item

Abstract

Objective. To increase the effectiveness of treatment of placental insufficiency in pregnant women with the inclusion of L-carnitine (Inestom) in complex therapy.

Materials and methods. A total of 76 pregnant women aged 18 to 39 years were examined at 22–40 weeks of gestation. All the examined patients were divided into two groups. Patients of the first group (n = 37) received only basic treatment, which included the use of a complex of vasodilators, tocolytics, drugs that improve microcirculation and rheological properties of blood. Patients of the second group (n = 39) received L-carnitine along with basic therapy (Inestom, Help SA Pharmaceuticals, Greece).

Results. The use of the drug Inestom as a part of the complex treatment of placental insufficiency led to the normalization of utero-placental-fetal blood flow and intrauterine fetal development in 94.7 % of pregnant women. After the course of drug therapy, there was an increase in the total score of cardiotography, which in the first group of patients was 7.08 ± 0.06 before treatment and 7.13 ± 0.11 after treatment (p > 0.05), and in the second group – 7.12 ± 0.11 before treatment and 7.95 ± 0.05 after (p < 0.05). The results of antenatal dopplerometry showed that in pregnant women who received Inestom as a part of the complex treatment, there was a decrease in the mean values of all vascular resistance indices.

Conclusions. The use of Inestom in the complex treatment of placental insufficiency has a positive effect on the state of hemodynamics in the "mother-placenta-fetus" system, and affects the intrauterine state of the fetus.

Full Text

Введение

Фетоплацентарная недостаточность является одним из наиболее частых осложнений беременности и занимает третье место после кровотечений и гнойно-септических заболеваний [1–3]. Фетоплацентарная недостаточность – клинический симптомокомплекс, вызванный функциональными и морфологическими изменениями плаценты с нарушениями компенсаторно-приспособительных реакций в системе «мать – плацента – плод». Фетоплацентарная недостаточность наблюдается при всех видах акушерской и экстрагенитальной патологии и составляет 22,4–30,6 %, при отсутствии адекватной коррекции обусловливает высокую частоту заболеваемости новорожденных, служит причиной нарушения умственного и физического развития ребенка, в последующем влияя на качество, продолжительность и дальнейший уровень жизни [4].

Развитие фетоплацентарной недостаточности происходит вследствие неблагоприятного воздействия различных экзогенных факторов, на фоне экстрагенитальных и гинекологических заболеваний, а также при целом ряде акушерских осложнений [1]. Плод, развивающийся в условиях хронической гипоксии, наиболее подвержен высокому риску повреждения в родах жизненно важных органов и систем, возникновению гипоксии и асфиксии. Предупреждение и лечение фетоплацентарной недостаточности представляет определенные трудности, которые основаны на разнообразии причин ее развития, отсутствии достоверных клинико-лабораторных критериев, поздней клинической диагностике, когда невозможно изменить структурно-функциональные изменения в плаценте.

Современная фармакотерапия фетоплацентарной недостаточности и гипоксии плода основана на коррекции метаболических и гемодинамических нарушений матери, ликвидации патологических изменений в маточно-плацентарном кровообращении, улучшении газообмена у плода, нормализации реологических и коагуляционных свойств крови, устранении гиповолемии и гипопротеинемии, нормализации сосудистого тонуса и сократительной активности матки, усилении антиоксидантной защиты, оптимизации метаболических реакций, повышении адаптационных возможностей в системе «мать – плод» и устойчивости плода к гипоксии. Для такого подхода к лечению необходим значительный набор лекарственных средств, что ведет к полипрагмазии [5, 6].

Терапевтические стратегии, позволяющие снизить энергозатраты и уменьшить выраженность постгипоксических расстройств, являются одним из наиболее разрабатываемых методов терапии плацентарной недостаточности. Благодаря изучению патологических состояний, связанных с хронической тканевой гипоксией, в последние годы появились препараты, действующие на различные этапы энергообмена. Их использование позволило достичь значительного успеха в коррекции различных форм нарушения энергетического статуса организма [1, 2, 4, 5].

Одним из основных препаратов данной группы является L-карнитин («Инестом»). Как известно, это природное вещество, родственное витаминам группы В, участвующее в процессах обмена веществ в качестве переносчика длинноцепочечных жирных кислот из цитоплазмы в митохондрии, где эти кислоты подвергаются β-окислению с образованием АТФ и ацетил-КоА. L-карнитин улучшает белковый и жировой обмен, угнетает анаэробный гликолиз и образование кетокислот, уменьшает степень лактоацидоза, способствует экономному расходованию гликогена [7, 8].

Цель исследования – повышение эффективности лечения плацентарной недостаточности у беременных с включением в комплексную терапию L-карнитина («Инестом»).

Материалы и методы исследования

С целью оценки эффективности применения препарата «Инестом» для профилактики и лечения фетоплацентарной недостаточности проведено обследование 76 беременных в возрасте от 18 до 39 лет в сроки 22–40 недель. Беременность была первой у 37 (48,7 %) обследованных женщин, повторной – у 39 (51,3 %). Первородящих было 57 (75,0 %), повторнородящих – 19 (25,0 %). Течение настоящей беременности осложнилось у 13 (46,4 %) женщин угрозой невынашивания в ранние сроки. Во втором триместре беременности гестационные осложнения отмечались у 16 (21,1 %) женщин. В третьем триместре у 11 (35,4 %) женщин выявлены гипертензивные нарушения средней и тяжелой степени, задержка внутриутробного развития плода наблюдалась у 15 (48,3 %) пациенток.

При проведении ультразвукового исследования особое внимание обращали на выявление признаков фетоплацентарной недостаточности. Обязательным являлось определение толщины плаценты, ее структурности, степени зрелости. При допплерометрическом исследовании проводили оценку маточно-плацентарного кровотока (правая и левая маточные артерии), плодово-плацентарного (артерия пуповины) и плодового (средняя мозговая артерия и аорта плода) кровообращения. В спектре артериальных сосудов определяли общепринятые уголнезависимые показатели сосудистой резистентности: пульсационный индекс (ПИ), индекс резистентности (ИР) и систолодиастолическое отношение (СДО).

Критерием нарушения кровотока служило повышение периферического сосудистого сопротивления, а в мозговых сосудах –снижение более чем на два сигмальных отклонения по сравнению с нормой. Оценка степени выраженности изменений маточно-плацентарного и плодово-плацентарного кровотока определялась следующим образом:

– 1А степень – нарушение маточно-плацентарного кровотока при сохраненном плодово-плацентарном кровотоке;

– 1В степень – нарушение плодово-плацентарного кровотока при сохраненном маточно-плацентарном кровотоке;

– 2-я степень – одновременное нарушение маточно-плацентарного и плодово-плацентарного кровотока, не достигающее критических изменений;

– 3-я степень – критические нарушения плодово-плацентарного кровотока при сохраненном или нарушенном маточно-плацентарном кровотоке.

Исследования проводились при помощи ультразвукового диагностического прибора фирмы Aloka SSD-2000 (Япония).

Всех обследованные разделили на две группы. Пациентки первой группы (n = 37) получали только базисное лечение, которое включало применение комплекса сосудорасширяющих средств, токолитиков, препаратов, улучшающих микроциркуляцию и реологические свойства крови. В схему базисного лечения входили: раствор глюкозы 5%-ный, актовегин, витамины С, Е и В6, кокарбоксилаза, эссенциале, антиагреганты и антикоагулянты (курантил, клексан). Пациентки второй группы (n = 39) наряду с базисной терапией получали L-карнитин («Инестом», «Хелп СА Фармасьютикалс», Греция). Терапия препаратом «Инестом» проводилась по общепринятой схеме. Аллергических и побочных реакций при применении препарата не отмечалось. Контроль эффективности проведения терапии оценивали после ее окончания.

В обеих группах исследовали артериальную и венозную гемодинамику плода. По данным, полученным при допплерометрическом и кардиотокографическом исследованиях, проводили оценку функционального состояния системы «мать – плацента – плод».

Материалы исследования обработаны при помощи компьютерной программы Statistica 6.0. За минимальный порог достоверности принимали критерий значимости р ≥ 95 %.

Результаты и их обсуждение

Проводимое лечение направлено на: коррекцию нарушений маточно-плацентарного кровотока и микроциркуляции; нормализацию газообмена в системе «мать – плод»; устранение гиповолемии и гипопротеинемии; нормализацию сосудистого тонуса и сократительной активности матки; восстановление нарушенной функции клеточных мембран, усиление антиоксидантной защиты, оптимизацию метаболических процессов.

Проведение ультразвукового исследования показало наилучшие результаты лечения у пациенток второй группы, получавших в схеме лечения «Инестом» (табл. 1).

 

Таблица 1

Показатели состояния фетоплацентарной системы женщин в динамике лечения по данным ультразвукового исследования

Показатель ультразвукового
исследования

Первая группа, базисное лечение, n = 37

Вторая группа, базисное лечение + «Инестом», n = 39

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Фетометрия:

– в норме

– СЗРП I степени

– СЗРП II степени

 

19

12

6

 

51,3

32,4

16,2

 

29

6

2

 

78,4

16,2

5,4

 

22

11

6

 

56,4

28,2

15,4

 

37

2

-

 

94,7*

5,3*

-

Плацентометрия:

– в норме

– «тонкая» плацента

– «толстая» плацента

 

32

4

1

 

86,5

10,8

2,7

 

33

3

1

 

89,2

8,1

2,7

 

35

3

1

 

89,7

7,7

2,6

 

38

1

 

97,4*

2,6*

Преждевременное созревание плаценты

5

13,5

5

13,5

7

17,9

7

17,9

Количество околоплодных вод:

– в норме

– маловодие

– многоводие

 

 

16

18

3

 

 

43,2

48,6

8,1

 

 

20

14

3

 

 

54,1

37,8

8,1

 

 

21

15

3

 

 

53,8

38,4

7,7

 

 

35

1

3

 

 

89,7*

2,6*

7,7

Примечание: * – р < 0,05 по отношению к показателю «до лечения».

 

Анализ результатов исследования выявил, что в группе беременных, получавших в составе лечения «Инестом», отмечается статистически достоверное увеличение числа пациенток с нормальными фетометрическими показателями – с 22 (56,4 %) до 37 (94,7 %) (р < 0,05). Число наблюдений с синдромом задержки роста плода (СЗРП) I степени снизилось с 11 (28,2 %) до 2 (5,3 %) (р < 0,05), также не было отмечено случаев СЗРП II степени.

В первой группе пациенток, получавших только базисное лечение, также отмечалась тенденция к увеличению беременных с нормальной фетометрической картиной (51,3 % до лечения против 78,4 % после лечения, р > 0,05), снижению наблюдений с СЗРП I степени (32,4 % до лечения против 16,2 % после лечения, р > 0,05). В то же время у 2 (5,4 %) женщин этой группы наблюдалось ухудшение состояния плода после окончания лечения, что проявлялось отставанием размеров плода на три недели и соответствовало СЗРП II степени. Включение препарата «Инестом» в комплексную терапию нормализовало маточно-плацентарно-плодовый кровоток и внутриутробное развитие плода у 37 (94,7 %) беременных. На фоне базисного лечения нормализация данных показателей была отмечена у 29 (78,4 %) пациенток.

Анализ данных плацентометрии показал, что после проведенного лечения увеличилось число беременных с нормальной толщиной плаценты. Так, в группе женщин, получавших в составе терапии «Инестом», их было больше, чем в группе сравнения, – 38 (97,4 %) и 33 (89,2 %) соответственно. Пациенток с «тонкой плацентой» во второй группе одна (2,6 %), а в первой – 3 (8,1 %) (р < 0,01). Число случаев «толстой» плаценты у беременных, получавших «Инестом», после лечения не наблюдалось.

В обеих группах число пациенток с преждевременным созреванием плаценты в динамике лечения не изменилось, что, вероятно, может быть связано не столько с функциональными нарушениями фетоплацентарного комплекса, а с его морфологическими изменениями, на которые не влияло проводимое лечение.

Оценка количества околоплодных вод в динамике лечения показала, что число женщин с нормальным их объемом увеличилось в 1,7 раза – с 21 (53,8 %) до 35 (89,7 %) (р < 0,05) при лечении «Инестомом». В группе женщин, получавших базисное лечение, их число также увеличилось, но только в 1,2 раза – с 16 (43,2 %) до 20 (54,1 %) (р > 0,05). Число случаев маловодия при лечении «Инестомом» достоверно снизилось с 15 (38,4 %) до лечения до одного (2,6 %) (р < 0,05). В группе сравнения число пациенток с маловодием до лечения составило 18 (48,6 %), после лечения – 14 (37,8 %) (р > 0,05).

При сравнении числа беременных с нормальным содержанием околоплодных вод и маловодием также отмечается статистически достоверное различие между группами наблюдения: 35 (89,7 %) и одна (2,6 %) при лечении «Инестомом» против 20 (54,1 %) и 14 (37,8 %) при базисном лечении (р < 0,05).

Динамика показателей кардиотокографии в процессе лечения показала, что улучшение состояния плода было зарегистрировано у 23 пациенток, получавших «Инестом». Так, если до лечения только у 11 (28,2 %) пациенток данной группы оценка показателей кардиотокографии составила 8–10 баллов, то после лечения этот показатель вырос в 3 раза и регистрировался уже у 34 (87,2 %) женщин. Оценка кардиотокографии, равная 5 баллам и ниже, что свидетельствует о наличии хронической гипоксии плода, в данной группе после лечения не отмечалась. В группе беременных, получавших базисное лечение, показатели кардиотокографии, оцененные на 8–10 баллов, были отмечены у 17 (46,0 %) против 12 (32,4 %) женщин до лечения (р > 0,05), в то время как у большинства женщин положительная динамика не отмечалась, а у одной (2,7 %) пациентки сохранились признаки хронической гипоксии плода.

В обеих группах наблюдения на фоне проводимого лечения отмечалась нормализация состояния плода, что выражалось в улучшении вариабельности базального ритма, увеличении количества акцелераций более 5 и отсутствии делераций.

После курса медикаментозной терапии также было отмечено увеличение суммарной оценки кардиотокографии, которая в первой группе составила 7,08 ± 0,06 до лечения и 7,13 ± 0,11 после (р > 0,05), а во второй группе – 7,12 ± 0,11 и 7,95 ± 0,05 соответственно и носила статистически достоверный характер (р < 0,05).

Результаты проведенного исследования показали, что по данным биофизического профиля плода положительная динамика на фоне лечения «Инестомом» была отмечена в большей степени у женщин второй группы наблюдения. Это проявлялось увеличением дыхательной активности (17,9 % – до лечения против 56,4 % – после, р < 0,05), двигательной активности (5,1 % – до лечения против 69,2 % после, р < 0,05) и мышечного тонуса плода (7,7 % – до лечения против 64,1 % – после, р < 0,05). В этой группе после лечения число женщин с нормальным состоянием плода (10–12 баллов) составило 7 (17,9 %), с удовлетворительным (8–9 баллов) – 27 (69,2 %), что было выше аналогичных показателей до лечения в 3,5 и 1,5 раза соответственно (р > 0,05). Число пациенток с препатологическим состоянием плода (6–7 баллов), напротив, уменьшилось в 3,8 раза и составило 5(12,8 %) против 19 (48,7 %) до лечения (р < 0,05).

В первой группе наблюдения число беременных с нормальным состоянием плода после базисного лечения увеличилось в три раза (5,4 % – до лечения против 16,2 % – после), а с удовлетворительным – уменьшилось в 1,9 раза (45,9 % – до лечения против 24,3 % – после). Препатологическое состояние плода было отмечено в 19 (51,3 %) наблюдениях, ухудшение биофизического профиля плода – в 3 (8,1 %). В этих случаях отмечалось снижение показателей нестрессового теста, мышечного тонуса плода и его дыхательной активности. Необходимо отметить, что, несмотря на проводимое лечение, отмечалось дальнейшее нарастание хронической гипоксии плода. Это и послужило показанием проведения родоразрешения этих пациенток путем кесарева сечения.

Результаты антенатальной допплерометрии показали, что во второй группе женщин, пролеченных «Инестомом», отмечалось достоверное снижение средних значений индексов сосудистого сопротивления в динамике на всех сроках гестации (табл. 2).

 

Таблица 2

Средние значения показателей допплерометрии у беременных при лечении «Инестомом»

Параметр

Срок гестации, недель

22–27

28–34

35–40

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

Артерия
пуповины:

 

ИР

0,69 ± 0,04

0,65 ± 0,02

0,84 ± 0,07

0,84 ± 0,07

0,65 ± 0,01

0,55 ± 0,02*

ПИ

1,01 ± 0,03

1,41 ± 0,08

1,04 ± 0,05

0,94 ± 0,06

0,98 ± 0,05

0,78 ± 0,04*

СДО

3,78 ± 0,35

3,38 ± 0,21

3,72 ± 0,27

3,47 ± 0,14

3,03 ± 0,17

2,45 ± 0,13*

Правая
маточная
артерия:

 

ИР

0,60 ± 0,05

0,40 ± 0,02*

0,71 ± 0,12

0,67 ± 0,02*

0,51 ± 0,03

0,44 ± 0,02*

ПИ

1,12 ± 0,21

0,56 ± 0,03*

0,91 ± 0,11

0,80 ± 0,05*

0,79 ± 0,18

0,58 ± 0,06*

СДО

2,47 ± 0,13

1,46 ± 0,74*

2,35 ± 0,24

1,99 ± 0,65*

2,20 ± 0,12

1,78 ± 0,71*

Левая маточная артерия:

 

ИР

0,58 ± 0,06

0,48 ± 0,02

0,76 ± 0,19

0,76 ± 0,18*

0,55 ± 0,03

0,50 ± 0,02*

ПИ

0,98 ± 0,12

1,78 ± 0,90

0,87 ± 0,09

0,67 ± 0,06*

0,84 ± 0,2

0,62 ± 0,06*

СДО

2,54 ± 0,28

2,19 ± 0,21

2,56 ± 0,21

2,21 ± 0,94*

2,19 ± 0,12

1,79 ± 0,84*

Средняя
мозговая
артерия:

 

ИР

1,32 ± 0,2

0,92 ± 0,15*

1,44 ± 0,13

0,94 ± 0,11*

1,06 ± 0,08

0,63 ± 0,03*

ПИ

1,59 ± 0,2

0,99 ± 0,19*

1,71 ± 0,18

1,31 ± 0,13*

1,58 ± 0,13

0,93 ± 0,18*

СДО

6,28 ± 0,4

3,33 ± 0,36*

7,10 ± 0,66

3,71 ± 0,48*

6,07 ± 0,55

3,44 ± 0,35*

Аорта плода:

 

ИР

0,97 ± 0,2

0,87 ± 0,05

1,40 ± 0,21

0,90 ± 0,07*

1,03 ± 0,09

0,96 ± 0,03

ПИ

1,76 ± 0,3

1,06 ± 0,15

1,65 ± 0,18

1,15 ± 0,10*

1,60 ± 0,12

1,33 ± 0,11

СДО

5,39 ± 0,55

4,80 ± 0,24

5,56 ± 0,35

4,89 ± 0,21*

5,33 ± 0,34

4,56 ± 0,19

          

Примечание: * – р < 0,05 по отношению к показателю «до лечения».

 

В первой группе наблюдения достоверные изменения касались только показателей допплерометрии в средней мозговой артерии на сроке беременности 28–34 недели.

Состояние маточно-плодово-плацентарного кровотока у пациенток обеих групп наблюдения после лечения имело достоверные различия (р < 0,05). Отсутствие нарушений в кровотоке было отмечено у 16 (43,2 %) женщин первой группы и у 35 (89,7 %) – второй. Нарушения гемодинамики IА и IВ степени в первой группе встречались в 14 (37,8 %)
и 6 (16,2 %) случаях, а во второй группе – в одном (2,5 %) и 3 (7,7 %) случаях соответственно. Нарушение кровотока II степени у беременных на фоне базисного лечения было отмечено в одном (2,7 %) наблюдении.

Таким образом, применение в комплексном лечении плацентарной недостаточности препарата «Инестом» оказывает положительное влияние на состояние гемодинамики в системе «мать – плацента – плод», на внутриутробное состоянии плода и фетоплацентарную систему в целом у подавляющего большинства пациенток.

Выводы

  1. Применение препарата «Инестом» в составе комплексного лечения плацентарной недостаточности приводит к нормализации маточно-плацентарно-плодового кровотока и внутриутробного развития плода.
  2. Лечение препаратом «Инестом» приводит к увеличению дыхательной, двигательной активности и мышечному тонусу плода.

 

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

×

About the authors

G. H. Mamedli

Azerbaijan Medical University

Email: dr.azizova@inbox.ru

Candidate of Medical Sciences, Assistant, Department of Obstetrics and Gynecology II

Azerbaijan, Baku

G. I. Babaeva

Azerbaijan Medical University

Email: dr.azizova@inbox.ru

Candidate of Medical Sciences, Assistant, Department of Obstetrics and Gynecology II

Azerbaijan, Baku

M. E. Azizova

Azerbaijan Medical University

Author for correspondence.
Email: dr.azizova@inbox.ru

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Department of Obstetrics and Gynecology II

Azerbaijan, Baku

U. M. Sirajli

Azerbaijan Medical University

Email: dr.azizova@inbox.ru

Candidate of Medical Sciences, Assistant, Department of Obstetrics and Gynecology II

Azerbaijan, Baku

G. G. Hajizade

Azerbaijan Medical University

Email: dr.azizova@inbox.ru

Candidate of Medical Sciences, Assistant, Department of Obstetrics and Gynecology II

Azerbaijan, Baku

References

  1. Silva C.M.D., Alves R.S., Santos T.S.D., Bragagnollo G.R., Tavares C.M., Santos A.A.P.D. Epidemiological overview of HIV/AIDS in pregnant women from a state of northeastern Brazil. Rev Bras Enferm 2018; 71 (1): 568–576.
  2. Silveira M.P., Silveira M.F., Müller C.H. Quality of Life of Pregnant Women Living with HIV/AIDS. Rev Bras Ginecol Obstet 2016; 38(5): 246-252.
  3. Epidemiological situation as of January 1, 2020 GBUZ Samara Regional Center for the Prevention and Control of AIDS and Infectious Diseases. available at: http://samaraspidcenter.ru/index.php/dlya-spetsialistov/vnimaniyu-spetsialistov (in Russian).
  4. Decree of the Government of the Russian Federation dated 21.12.2020 No. 3468-r "State Strategy for Countering the Spread of HIV Infection in the Russian Federation for the Period until 2030." Moscow 2020: 21 (in Russian).
  5. Pregravidic training. Clinical protocol of the Interdisciplinary Association of Reproductive Medicine Professionals (MARS).
  6. Version 2.0. Moscow: StatusPraesens 2020: 128 (in Russian).
  7. Zajcev V.M., Lifljandskij V.G., Marinkin V.I. Applied medical statistics: Uchebnoe posobie. Saint Petersburg: Foliant 2006: 262–286 (in Russian).
  8. Vinogradova E.V. Prediction and prevention of vertical transmission of HIV infection from mother to fetus: avtoref. dis. … kan. med. nauk. Samara 2011 (in Russian).
  9. Berard A.R, Perner M., Mutch S., Farr Zuend C., McQueen P., Burgener A.D. Understanding mucosal and microbial functionality of the female reproductive tract by metaproteomics: Implications for HIV transmission. Am J Reprod Immunol 2018; 80: 12977.
  10. Chetty T., Newell M.L., Thorne C., Coutsoudis A. Viraemia before, during and after pregnancy in HIV-infected women on antiretroviral therapy in rural KwaZulu-Natal, South Africa, 2010–2015. Trop Med Int Health 2017; 23(1): 79–91.
  11. Kakkar F., Lamarre V., Ducruet T., Boucher M., Valois S., Soudeyns H., Lapointe N. Impact of maternal HIV-1 viremia on lymphocyte subsets among HIV-exposed uninfected infants: protective mechanism or immunodeficiency. BMC Infect Dis 2014; 14: 236.
  12. Huramshin F.Sh. Effects of HIV infection on pregnancy, childbirth, postpartum and effects of pregnancy on HIV infection. Tavricheskij mediko-biologicheskij vestnik 2011; 14 (3): 291–294 (in Russian).
  13. Mihal'chenko S.V., Ovchinnikova A.O. Reproductive choices of HIV-infected women: pregnancy planning. Vestnik medicinskogo instituta «Reaviz»: reabilitacija, vrach i zdorov'e 2017: 4: 28–32 (in Russian).
  14. García-Otero L., López M., Gómez O., Goncé A., Bennasar M., Martínez J.M., Valenzuela-Alcaraz B., Rodriguez-López M., Sitges M., Loncà M., Bijnens B., Crispi F., Gratacós E. Zidovudine treatment in HIV-infected pregnant women is associated with fetal cardiac remodelling. AIDS 2016; 30 (9): 1393–1401.

Copyright (c) 2021 Mamedli G.H., Babaeva G.I., Azizova M.E., Sirajli U.M., Hajizade G.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies