Lyme borreliosis: clinical and epidemiological features of its course in the territory of large industrial center of Western Urals

Cover Page

Abstract


Objective. Since the territory of the Western Urals is widely known for its high morbidity and mortality rates associated with tick-borne infections, including ixodic tick-borne borreliosis, the study was aimed at estimation of the role of specific prevention in the prevalence of ITB.

Materials and methods. A continuous retrospective clinical and laboratory analysis of 1214 adult patients admitted to Perm Regional Clinical Infectious Disease Hospital with lyme - borreliosis in 2012-2019 was carried out.

Results. The disease is registered more often in persons over 50 years old, infection mainly occurs while visiting forests and park zones that requires the use of means of protection to reduce the number of the carriers of infection. Every third patient has mixed infection, where pathogens circulating in the ticks of the given territory of the Western Urals are combined. The increase in the number of non-erythemic forms in the recent years is probably associated with the development of immunodeficiency in the population of the industrial center, as well as with the use of more sensitive and informative methods of laboratory diagnostics.

Conclusions. Specific prophylaxis is highly effective, helping to prevent infection in more than 90% of cases.


Full Text

Введение

Территория Западного Урала известна высокими показателями заболеваемости и летальности, связанными с инфекциями, возбудители которых передаются клещами: иксодовым клещевым боррелиозом (ИКБ), клещевым энцефалитом (КЭ), моноцитарным эрлихиозом, гранулоцитарным анаплазмозом [1–4]. ИКБ, вызванный Borrelia burgdorferi sensu lato (B. burgdorferi), является значимой проблемой для здравоохранения Российской Федерации, что связано с наличием стабильных природных очагов, полиорганными поражениями и формированием хронических форм инфекции [5–7]. По данным Роспотребнадзора к началу второй декады лета 2020 г. в Пермском крае зарегистрировано более 13 000 случаев присасывания клещей рода Ixodes persulcatus, что в очередной раз подтверждает наличие активно функционирующего природного очага инфекций с трансмиссивным механизмом передачи [8]. Уровень заболеваемости населения ИКБ в крае достоверно превышает аналогичный показатель Российской Федерации в несколько раз (рис. 1), составив в эпидсезоны 2018, 2019 гг. 8,1 и 7,3 на 100 тыс. населения, при этом превысив заболеваемость в России в 1,8 и 1,3 раза соответственно [9].

Цель исследования – изучение клинико-эпидемиологических особенностей течения иксодового клещевого боррелиоза на территории крупного промышленного центра западного Урала.

Материалы и методы исследования

Проведено сплошное ретроспективное клинико-лабораторное обследование 1214 взрослых пациентов, поступивших в Пермскую краевую клиническую инфекционную больницу в 2012–2019 гг. с диагнозом ИКБ. Жителями г. Перми явились 956 человек (78,7 ± 1,2 %), Пермского края – 258 (21,3 ± 1,2 %). Мужчин – 543 (44,7 ± 1,4 %), женщин – 671 (55,3 ± 1,4 %), в возрасте до 20 лет находились 28 человек (2,3 ± 0,4 %), 21–30 лет – 119 (9,8 ± 0,9 %), 31–40 лет – 148 (12,2 ± 0,9 %), 41–50 лет – 167 (13,7 ± 1,0 %), 51–60 лет – 422 (34,8 ± 1,4 %), старше 61 года – 330 (27,2 ± 1,3 %).

 

Рис. 1. Динамика заболеваемости иксодовым клещевым боррелиозом в 2009–2019 гг. в России и Пермском крае на 100 тыс. населения

 

Помимо информации об эпидемиологическом анамнезе, результатов общесоматического, неврологического, кардиологического обследований, для верификации ИКБ в иммуноферментном анализе и иммуноблоте исследовали сыворотки крови на наличие специфических антител. Из инструментальных методов (по показаниям) применялись ультразвуковое обследование органов брюшной полости, компьютерная и магнитно-резонансная томографии головного мозга.

Статистическую обработку анализов проводили с использованием Microsoft Excel 2000 и Statistica 6. Определяли среднее арифметическое и ошибку (M ± m), мeдианы (Me) и квaртили (Q1, Q3), достоверность отличий двух независимых выборок с помощью t-критeрия (гомоскeдастического при равенстве дисперсий, гeтероскедастического – при неравенстве). Зависимость количественных признаков оценивалась с помощью коэффициента корреляции (r), зависимость качественных признаков оценивали по критерию χ2.

Результаты и их обсуждение

Данные эпидемиологического анамнеза показали, что сезон активности клещей в Пермском крае традиционно начинается в апреле и заканчивается в сентябре, причем лидирующие позиции обычно занимает июнь (рис. 2), однако в определенные годы пик присасывания может соответствовать более позднему периоду (июлю – в 2011, 2014 гг.) или затягиваться до ноября (2013 г.), что может быть связано с изменением активности клещей за счет аномальных природных условий и увеличения численности их популяции. Выявленная взаимообусловленность заболеваемости ИКБ и сезоном активности клещей (r = 0,812; p < 0,001) связана с длительностью периода инкубации заболевания, который в среднем составляет 14,2 [10,8; 16,3] дня.

 

Рис. 2. Многолетняя внутригодовая динамика активности присасывания клещей в весенне-осенние периоды на территории Пермского края (с 2012 по 2019 г.)

 

По результатам лабораторных исследований уровень инфицированных B. burgdorferi иксодовых клещей в Пермском крае варьируется от 41,8 до 59,2 %, причем территориями с повышенным риском инфицирования в 2019 г. являлись Оханский, Большесосновский и Чердынский районы, где заболеваемость колебалась в пределах 17,4–39,1 на 100 тыс. населения [6].

Заражение пациентов боррелиозом на территории края в основном происходит при посещении леса и лесопарковых зон (у 896 человек; 73,8 ± 1,3 %), что согласуется с наблюдениями отечественных исследователей [10,11]. Однако часть больных ИКБ (318 человек; 26,2 ± 1,3 %) отрицали факт присасывания клещей, что необходимо учитывать при диагностике заболевания.

Среди групп риска по заболеваемости ИКБ чаще были пенсионеры (52,9 ± 1,4 %), реже работники производственной (24,5 ± 1,2 %) и непроизводственной (21,1 ± 1,2 %) сфер. Неработающих лиц было незначительное количество (1,5 ± 0,3 %). Среди заболевших доминировали лица старше 50 лет (61,2 ± 1,4 %).

Следует отметить, что у каждого третьего пациента боррелиоз протекал в виде микст-инфекции (201 человек; 33,0 ± 1,3 %). Часто регистрировалось сочетание ИКБ и гранулоцитарного анаплазмоза человека – у 139 пациентов (11,5 ± 0,9 %). У 59 (4,9 ± 0,6 %) обследованных было выявлено сочетанное течение ИКБ с различными формами КЭ (лихорадочной, очаговой, инаппарантной). Реже наблюдалась комбинация боррелиоза с моноцитарным эрлихиозом – у 6 (0,4 ± 0,2 %), геморрагической лихорадкой с почечным синдромом – у 2 (0,2 ± 0,1 %), норовирусной и цитомегаловирусной инфекциями – по одному больному (0,1 ± 0,1 %).

Среди обследованных пациентов каждый второй обратился за медицинской помощью на 1–3-й день заболевания – 49,2 ± 1,4 % (579 человек). Однако у половины пациентов – у 50,8 ± 1,4 % (635) выявлена поздняя обращаемость за медицинской помощью (на 4-й день и позднее), что может способствовать прогрессированию инфекции.

Диагноз устанавливался с учетом клинико-патогенетической классификации (2012) [12]. Более чем у половины госпитализированных – в 54,0 ± 1,4 % случаев (у 655 пациентов) – заболевание протекало с развитием I (локализованной) стадии ИКБ, в 36,2 ± 1,4 % (440) – II (диссеминированной) стадии, в 9,8 ± 0,9 % (119 чел.) – III (хронической) стадии. Следует отметить, что, согласно данным отечественной литературы [9], ранее в Пермском крае I стадия ИКБ с развитием эритемы регистрировалась в два раза чаще, чем II стадия, составляя 80–90 % от обследованного контингента заболевших. В настоящее время течение инфекции характеризуется развитием более частой диссеминации возбудителя, что свидетельствует об улучшении методов лабораторной диагностики, а также о возможном снижении иммунитета в данном регионе.

Локализованная стадия с развитием эритемной формы характеризовалась появлением патогномоничного симптома – мигрирующей эритемы, размеры которой варьировались от 5 до 55 см и в среднем составили 14,5 [12,6; 18,4] см. Большая часть пациентов при госпитализации указывали на болезненность, зуд, жжение в месте «покраснения» (у 563 человек; 85,9 ± 1,4 %), более чем у одной пятой доли (у 162; 24,7 ± 1,7 %) определялся регионарный лимфаденит, реже – артралгии и миалгии (у 53; 8,0 ± 1,1 %). При «отцветании» эритемы регистрировались шелушение эпидермиса и пигментация (у 521; 79,5 ± 1,6 %). Симптомы интоксикации имели место в 14,8 ± 1,4 % случаев (у 97), были умеренно выражены, проявлялись подъемом температуры до 37,9 °С, слабостью, недомоганием, длительностью до 3 [2,1; 4,2] дней.

Вторая стадия ИКБ характеризовалась ранней диссеминацией инфекции с развитием безэритемной формы. При этом наблюдался синдром интоксикации в 59,7 ± 2,3 % случаев (263 человека), подъем температуры до 38,9 °С. В 8,8 ± 1,4 % случаев (39) отмечалось поражение кожи с появлением вторичных эритем различной локализации, опорно-двигательного аппарата в виде упорных артралгий, миалгий – в 5,2 ± 1,1 % случаев (23 чел.), нервной системы в виде невритов черепных нервов (чаще лицевого нерва) – в 3,2 ± 0,8 % (14), серозного менингита – в 0,5 ± 0,3 % (2). Поражение сердечно-сосудистой системы регистрировалось в 1,4 ± 0,6 % случаев (6 чел.) и проявлялось миокардитами с легким и латентным течением, нарушением ритма и проводимости, развитием атриовентрикулярной блокады I–II степени. Нарушения со стороны печени наблюдались в 0,7 ± 0,1 % (3 человек) случаев в виде изменений функциональных проб – повышения уровня трансаминаз и прямого билирубина.

Следует заметить, что диссеминированная стадия может проявляться сочетанным поражением указанных систем в 15,2 ± 1,7 % случаев (67).

При развитии клинической картины III стадии отмечается более частое, чем при II стадии (2 = 146,06; р = 0,000), поражение суставов – в 80,7 ± 3,6 % случаев (96), которое характеризуется прогрессирующими артралгиями, переходящими в хронические рецидивирующие артриты. В эту стадию достоверно чаще (2 = 18,64; р = 0,000) диагностируются прогрессирующие невриты, полирадикулоневропатии – в 14,3 ± 3,2 % случаев (17), а также и поражение сердечно-сосудистой системы (2 = 66,74; р = 0,000) – в 24,4 ± 3,9 % (29) – в виде артериальной гипертензии, коронарной недостаточности. В 8,4 ± 2,5 % (10) наблюдались сочетанные полиорганные поражения. Известно, что с течением времени сам инфекционный агент играет уже значительно меньшую роль, хотя воспалительный процесс сохраняется и поддерживается сложными клеточными и гуморальными нарушениями с подключением аутоиммунных механизмов [5, 13, 14].

Все пациенты, госпитализированные в стационар, получали антибактериальную специфическую терапию в соответствии со стадией заболевания и степенью тяжести, а также патогенетическое и симптоматическое лечение на основании имеющихся стандартов [15].

Особое место при ИКБ занимает специфическая профилактика заболевания. К настоящему времени специфических иммунобиологических препаратов для предотвращения боррелиоза не разработано, однако с указанной целью с конца 90-х гг. прошлого столетия применяются препараты группы тетрациклинов (доксициклин), а с начала текущего века к рекомендациям добавлены макролиды (азитромицин) [10, 16]. По данным Краевого центра клещевых инфекций с 2015 по 2019 г. специфическую профилактику препаратами группы тетрациклинов получили 4220 человек, азитромицином – 2596, из них заболевание наблюдалась лишь в 1,1 ± 0,2 % (48) и 1,3 ± 0,2 % (36) случаев (2 = 0,371; р > 0,05) соответственно, что не превышает показатели других регионов России – 1,4 % [5, 16], и указывает на высокую эффективность применения обеих групп антибактериальных средств и отсутствия формирования к ним резистентности у B. burgdorferi.

Таким образом, ИКБ является актуальной инфекционной нозологией для Пермского края с ежегодным значительным превышением показателей заболеваемости населения в сравнении с данными РФ. Заболевание регистрируется чаще у лиц старше 50 лет, инфицирование в основном происходит при посещении леса и лесопарковых зон, что требует применения средств для снижения численности переносчиков инфекции. У каждого третьего пациента возникает микст-инфекция, где сочетаются патогены, циркулирующие в клещах на данной территории Западного Урала. Увеличение числа безэритемных форм в последние годы, вероятно, связано с развитием иммунодефицита у населения промышленного центра, а также с использованием более чувствительных и информативных методов лабораторной диагностики. Проводимая специфическая профилактика высокоэффективна, способствует предотвращению инфекции более чем в 90 % случаев.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

Vera V. Nikolenko

E.A. Vagner Perm State Medical University

Author for correspondence.
Email: vvn73@yandex.ru

Russian Federation, Perm

MD, PhD, Professor, Department of Infectious Diseases; Vorobyova N.N. – MD, PhD, Professor, Head of Department of Infectious Diseases

Natalia N. Vorobyova

E.A. Vagner Perm State Medical University

Email: infec-perm@mail.ru

Russian Federation, Perm

MD, PhD, Professor, Head of Department of Infectious Diseases

Elena V. Merkuryeva

Perm Regional Clinical Infectious Hospital

Email: merkureva1975@mail.ru

Russian Federation, Perm

Head of CE and ICH Center

Andrey V. Nikolenko

E.A. Vagner Perm State Medical University

Email: avn72@mail.ru

Russian Federation, Perm

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Chief Non-staff Anaesthesiologist-Reanimatologist of MOH PK, Head of Department of Anesthesiology, Reanimatology and Emergency Medical Care

Olga A. Suslina

E.A. Vagner Perm State Medical University

Email: o.gigiena@bk.ru

Russian Federation, Perm

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Department of Common Hygiene and Human Ecology

References

  1. Bondarenko A.L., Zykova I.V., Abbaso- va S.V., Tihomolova E.G., Nekhoroshkina E.L. Mixed infection of tick-borne encephalitis and ixodic tick-borne borreliosis. Infekcionnye bolezni 2011; 4: 54–63 (in Russian).
  2. Natural focal infections transmitted by ixodid ticks. Pod red. A.L. Gincburga, V.N. Zlobina. Moscow: Nauka 2013; 463 (in Russian).
  3. Korenberg Je.I., Nikolenko V.V., Vorob'eva N.N. Indirect reaction of immunofluorescence in laboratory diagnosis of ITB. Med. parazitologija i parazitarnye bolezni 2000; 3: 19–23 (in Russian).
  4. Nikolenko V.V., Vorob'eva N.N., Merkur'eva E.V., Nikolenko A.V., Suslina O.A., Okishev M.A., Rozhkova D.K. Clinical and epidemiological features of the course of tick-borne encephalitis in the Perm region. Perm medicinskij zhurnal 2020; 37 (3): 18–25 (in Russian).
  5. Baranova N.S., Spirin N.N., SHipova E.G., Stepanov I.O. Damage to the nervous system in the late stages of Lyme borreliosis. ZHurnal nevrologii i psihiatrii 2010; 2: 90–96 (in Russian).
  6. Kon'kova-Rejdman A.B. Tick-borne neuroinfections: clinical characteristics, immunopathogenesis and new pharmacotherapeutic strategies. Terapevticheskij arhiv 2016; 11: 55–61 (in Russian).
  7. Mel'nikova O.V., Andaev E.I. Epidemiological manifestations of tick-borne encephalitis and ixodic tick-borne borreliosis in Irkutsk (1995–2016). Infekciya i immunitet 2017; 5: 463 (in Russian).
  8. Upravlenie federal'noj sluzhby po nadzoru v sfere zashhity prav potrebitelej i blagopoluchija cheloveka po Permskomu kraju, available at: http://59.rospotrebnadzor.ru/265/-asset_publisher/y5CG/content (in Russian).
  9. On the state of sanitary and epidemiological well-being of the population in the Perm region in 2019: Gosudarstvennyj doklad. Federal'naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelej i blagopoluchiya cheloveka, available at: http://59.rospotrebnadzor.ru/c/document_library/get_file?uuid=062a06bf-3224-4d55-92b6-b841b7358072&gro- upId=10156 (in Russian).
  10. Vorob'eva N.N. Clinic, treatment and prevention of ixodic tick-borne borreliosis. Perm'.: Ural-Press 1998; 136 (in Russian).
  11. Oborin M.S., Artamonova O.A. Theoretical aspects of the analysis of scientific works on the study of tick-borne infections. Antropogennaya transformaciya prirodnoj sredy 2015; 1: 51–57 (in Russian).
  12. Teterin V.YU., Korenberg E.I., Nefedo- va V.V., Vorob'eva N.N., Frizen V.I. Seronegative variant of erythemal form of ixodic tick-borne borreliosis. Zdorov'e naseleniya i sreda obitaniya 2012; 1 (226): 6–8 (in Russian).
  13. Emel'yanova A.N., Kalinina E.N., CHuprova G.A., Muratova E.A., Veselova E.V. Characteristics of some tick-borne vector-borne infections in Transbaikal. ZHurnal infektologii 2015; 7 (3): 34–35 (in Russian).
  14. Sokova E.A., Suzdal'cev A.A. Characteristics of patients with ixodic tick-borne borreliosis in the Samara region in 1999–2012. Infekcionnye bolezni 2013; 11 (prilozhenie 1): 371 (in Russian).
  15. Infectious diseases. Nacional'noe rukovodstvo. Pod red. N.D. Jushhuk, Ju.A. Vengerova. Moscow: GJeOTAR-Media 2019; 1104 (in Russian).
  16. Rahmanova A.G., Shcherbak N.YA., Kozlovskaya E.V., Andreeva N.V., Ulyukin I.M. Prevention of tick-borne encephalitis and ixodic tick-borne borreliosis in a megalopolis. Zdorov'e – osnova chelovecheskogo potenciala: problemy i puti ih resheniya 2015; 1: 404–405 (in Russian).

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Figure: 1. Dynamics of incidence of ixodic tick-borne borreliosis in 2009–2019. in Russia and the Perm Territory per 100 thousand population

Download (40KB) Indexing metadata
2.
Figure: 2. Long-term intra-annual dynamics of tick suction activity in the spring-autumn periods in the Perm Territory (from 2012 to 2019)

Download (29KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 31

PDF (Russian) - 4

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


Copyright (c) 2020 Nikolenko V.V., Vorobyova N.N., Merkuryeva E.V., Nikolenko A.V., Suslina O.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies