Mycoplasma as one of causal factors of exacerbation of community-acquired pneumonia

Cover Page

Cite item

Abstract

Objective. To improve the effectiveness of treatment in exacerbation of community-acquired pneumonia among military recruits with chronic inflammatory respiratory tract processes.

Materials and methods. The study included the data from 266 medical histories of military recruits aged 18-26, who had community-acquired pneumonia confirmed clinically and X-ray, as well as concomitant chronic respiratory diseases and a spectrum of isolated microorganisms in the sputum. When pneumonia worsened in patients who were admitted to the hospital, the level of blood serum antibodies to M. hominis was measured.

Results. The study results showed that in military recruits, suffering from community-acquired pneumonia with concomitant chronic respiratory diseases, in case of undetected microorganisms in the sputum, the measurement of blood serum IgM antibodies to Mycoplasma hominis has a clinical value.

Conclusions. Mycoplasma hominis occupies a special place in the etiological structure of pathology among patients with community-acquired pneumonia.

Full Text

 Введение

Одним из важнейших направлений в системе военно-медицинской службы является разработка комплекса лечебно-профилактических мер, направленных на восстановление здоровья и боеспособности призывников-новобранцев, нарушенных или утраченных в связи с болезнью или травмой [1–4]. Несмотря на достижения в области диагностики и антибактериальной терапии, доля пневмонии в структуре заболеваемости достаточно велика как среди гражданского населения, так и военнослужащих [5, 6]. Основная цель клинических рекомендаций при этом – улучшение диагностических и фармакотерапевтических подходов к ведению пациентов с внебольничной пневмонией (ВП) в амбулаторной практике и стационаре [7–10].

В структуре респираторных заболеваний у новобранцев при формировании воинских коллективов следует выделить вспышки микоплазменной инфекции. Микоплазменная инфекция может протекать как синусит, фарингит, бронхит и пневмония. В современной литературе выделяются 16 типов плазмозов, из которых только 10 типов микоплазм участвуют в инфекционном воспалении в дыхательном тракте. Течение внебольничной пневмонии усугубляется хронизацией заболеваний верхних дыхательных путей [11, 12]. При этом призывники-военнослужащие могут быть инфицированы M. hominis, хламидийной респираторной врожденной инфекцией.

Микоплазмы – микроорганизмы, которые занимают промежуточное звено между бактериями, вирусами и грибами, характеризуются полиморфизмом и своеобразным жизненным циклом. Ведущим возбудителем при определенных заболеваниях бронхолегочной системы является М. pneumoniae (иногда их называют «атипичные пневмонии»). Инфекции дыхательных путей, вызванные вирулентным микроорганизмом микоплазмы, обладают высокой устойчивостью к антибиотикам, что обусловливает порой сложность и неадекватность проводимой антибактериальной терапии пневмонии [12–14].

Цель исследования – повышение эффективности лечения при обострении внебольничной пневмонии у новобранцев-военнослужащих с наличием хронических воспалительных процессов дыхательных путей.

Материалы и методы исследования

Проведен ретроспективный анализ архивного материала – историй болезни 266 больных пневмонией в возрасте 18–26 лет, находившихся на стационарном и амбулаторном лечении в Центральном военном госпитале г. Баку, Азербайджан.

У 22 больных, вновь поступивших в стационар, у которых ретроспективно в мокроте не выявлено колоний микроорганизмов, забиралась кровь для иммунологического анализа, проводимого в Центральной научно-исследовательской лаборатории Азербайджанского государственного института усовершенствования врачей им. А. Алиева.

Измерение антител IgМ-класса Mycoplasma hominis (ALPCO, США) было проведено на иммуноферментном аппарате BioScreen MS-500 (США). Метод основан на твердофазном иммуноферментном анализе.

Статистическая обработка осуществлялась с вычислением частоты встречаемости заболеваний (абсолютные показатели и соответствующие проценты).

Результаты и их обсуждение

В ретроспективном анализе историй болезней у 152 больных выявили сопутствующие заболевания органов дыхания с острым и хроническим течением, частота которых распределилась следующим образом:

– острый синусит – 43 (16,2 %);

– острые респираторные заболевания – 34 (12,8 %).

– бронхит – 16 (6,0 %);

– тонзиллит – 11 (4,1 %);

– средний отит – 2 (0,75 %);

– хронический синусит – 21 (7,9 %);

– хронический бронхит – 14 (5,3 %);

– частые острые респираторные заболевания – 7 (2,63 %).

– бронхоэктатическая болезнь – 4 (1,5 %).

Материал микробиологического исследования зарегистрирован в истории болезни у 118 обследованных до начала проведения антибактериальной терапии. По результатам проведенного микробиологического исследования индуцированной мокроты рост культуры обнаружен у 83 (70,3 %) пациентов, в 35 (29,7 %) случаях колоний микроорганизмов не выявлено. Спектр выделенных возбудителей в мокроте был представлен следующими штаммами:

S. Pneumonia – 35(29,7 %);

Candida spp. – 6 (5,1 %).

S. Aureus – 5(4,2 %);

Р. Aeruginosa – 3(2,5 %);

Е. coli – 2(1,7 %);

S. Marcenscens – 1(0,8 %).

Возбудитель не выявлен у 35 (29,7 %) больных.

Следует отметить, что в большинстве амбулаторий полные бактериологические анализы мокроты не выполняются по техническим причинам, а результаты посева мокроты на чувствительность выделенного возбудителя к антибактериальным препаратам врач получает не ранее чем через 48 ч после сбора. Практически недоступны в клинико-диагностической лаборатории новые иммунологическое и молекулярно-биологические исследования. В последние годы отмечается значительное расширение спектра возбудителей острой пневмонии, что вызывает существенное изменение клинического течения этого заболевания. Данные, полученные в России и в других странах, также вполне сопоставимы, хотя и были получены разными методами с помощью выявления возбудителя или его антигена в плевральном экссудате, в пунктатах легкого, а также антител к хламидиям, микоплазме и пневмококковых иммунных комплексов [15]. В наших наблюдениях анализ мокроты при ВП также выявил только S. Pneumonia, а штаммы Mycoplasma обнаружены не были, возможно, из-за вышеуказанных технических причин.

Пользуясь методом иммуноферментного анализа, проводили измерения в сыворотке крови антител IgM-класса к Mycoplasma hominis у 22 больных, поступивших в стационар с внебольничной пневмонией.

Набор для определения антител IgМ-класса к Mycoplasma hominis представляет собой микротитровальные лунки для твердофазного иммуноферментного анализа ELISA, поскольку твердую фазу покрывают антигеном Mycoplasma hominis.

Сыворотку крови больного разбавляют (сначала 1:50 с Sample Diluent, а потом еще 1:1 c Sorbent) и оставляют на 15 мин при комнатной температуре. Затем разбавленные образцы сыворотки крови и готовые к использованию контроли (Neq. Control, Pos. Control, Cut-off Control) пипетируют по 100 μl в лунки. Во время инкубации (60 мин при 20–25 °С) образуется комбинация иммобилизованных антигенов микоплазмы и хоминис-специфических антител.

После инкубации содержимое лунок удаляют, и каждая лунка прополаскивается 300 μl разведенного раствора Wash Solution (первая отмывка), чтобы удалить несвязанный материал образца и контроля.

Далее антитела класса IgМ, конъюгированные с пероксидазой хрена (Сonjugate), вводят по 100 μl в лунки. Во время второй инкубации (30 мин при 20–25 °С) этот конъюгат анти-IgМ специфически связывается с антителами IgМ, что приводит к образованию ферментсвязанных иммунных комплексов. После инкубации проводится вторая отмывка для удаления несвязавшегося материала.

 

Рис. Частота встречаемости в сыворотке крови у больных внебольничной пневмонией антител IgМ-класса Mycoplasma hominis, n (%)

 

 Вследствие встраивания иммунных комплексов, образованных при инкубации (15 мин при 20–25 °С) с субстратом TMB (Substrate Solution, 100 μl), появляется синее окрашивание. Синий цвет превращается в желтый при прекращении ферментативной реакции с помощью серной кислоты (Stop Solution, 100 μl). Интенсивность цвета прямо пропорциональна количеству Mycoplasma hominis-специфического IgM-антител в образце пациента. Абсорбцию считывают при 450 нм, используя планшет-ридер ELISA.

В результате более чем у половины больных – у 13 (59,1%) – был выявлен позитивный (+) ответ (позитив: ОП > 1,1 х СО, где ОП – оптическая плотность, СО – Сut off – согласно прилагаемой к набору инструкции), свидетельствующий о наличии IgМ к M.hominis (рисунок). У 6 (27,3 %) лиц выявлен негативный (-) ответ (негатив: ОП < 0,9 ∙ СО). У 3 (13,6 %) пациентов уровень антител показал сомнительную зону (0,9 ∙ СО ≤ ОП ≤ 1,1 ∙ СО).

Таким образом, результаты исследования показали, что у новобранцев-военнослужащих с внебольничной пневмонией в структуре причинных факторов обострения процесса особое место занимает Mycoplasma hominis.

Выводы

  1. У новобранцев-военнослужащих с внебольничной пневмонией среди микоплазменной инфекции особое место занимает Mycoplasma hominis.
  2. У этого контингента пациентов помимо микробиологического исследования мокроты целесообразно проводить иммунологические исследования, так как наличие в крови высокой частоты антител IgM-класса к Mycoplasma hominis дает возможность считать их предиктором внебольничной пневмонии.
  3. Для повышения эффективности антибактериальной терапии внебольничной пневмонии у новобранцев-военнослужащих следует учитывать частоту встречаемости и прогностическую ценность антител IgM-класса к Mycoplasma hominis.
  4. При внебольничной пневмонии у лиц с наличием в анамнезе данных о сопутствующих хронических респираторных заболеваниях следует определять антитела IgM-класса к Mycoplasma hominis.
×

About the authors

F. V. Shirinova

Central Military Hospital

Author for correspondence.
Email: Shirinovafidan@mail.ru

adjunct, doctor

Russian Federation, Baku

References

  1. Belogorov S.B., Dolgikh V.V., Smirnov E.L. Analysis of the health status of young men of pre-conscription age in the Irkutsk region. Sibirskii meditsinskii zhurnal (Irkutsk) 2010; 1: 108–110 (in Russian).
  2. Govorin A.V., Gorbunov V.V., Luk'yanov S.А., Romanova E.N. Prognostic value of some clinical and laboratory parameters in patients with pneumonia during the influenza a (H1N1) pandemic. Pul'monologiya 2011; 1: 41–45 (in Russian).
  3. Es'kov A.S. On the results of the medical service of the Armed Forces in 2015 and the tasks for 2016. Voenno-meditsinskii zhurnal, 2016; 3: 3–12 (in Russian).
  4. Akimkin V.G., Mosyagin V.D., Korotchenko S.I., Malinovskii A.A., Kuchmin A.N., Kostinov M.P. et al. Features of epidemiology and prevention of community-acquired pneumonia in military collectives at the present stage. Zhurnal mikrobiologii, epidemiologii i immunobiologii 2010; 3: 8–13 (in Russian).
  5. Guchev I.A., Klochkov O.I., Sinopal'nikov A.I. Prevention of community-acquired pneumonia outbreaks with polysaccharide pneumococcal vaccine: analysis of prospects for use in Russian law enforcement agencies. Antibiotiki i khimioterapiya 2016; 1: 43–52 (in Russian).
  6. Sinopal'nikov A.I., Zaitsev A.A. Diagnosis and antibacterial therapy of severe community-acquired pneumonia. Voenno-meditsinskii zhurnal 2015; 336 (4): 16–25 (in Russian).
  7. Christ-Crain M., Opal S.M. Clinical review: The role of biomarkers in the diagnosis and management of community-acquired pneumonia. Crit Care 2010; 14 (1): 203.
  8. Niederman M.S. Management of community – acquired pneumonia: a review and update. Ther Adv respir Dis 2010; 23: 1–18.
  9. Schuetz P., Litke A., Albrich W.C., Mueller B. Blood biomarkers for personalized treatment and patient management decisions in community-acquired pneumonia. Curr Opin Infect Dis 2013; 26 (2): 159–167.
  10. Kharitonov M.A., Andreev V.A., Obolenskaya T.I. Community-acquired pneumonia in military personnel in local armed conflicts. Zdorov'e. Meditsinskaya ekologiya. Nauka 2012; 1–2: 133 (in Russian).
  11. Kuchmin A.N. Features of the immune status of military personnel who become ill with community-acquired pneumonia during combat operations. Voenno-meditsinskii zhurnal 2010; 331 (7): 12–18 (in Russian).
  12. Rachina S.A., Kozlov R.S. Modern approaches to microbiological diagnostics in community-acquired pneumonia. Pul'monologiya 2010; 5: 5–15 (in Russian).
  13. Feklisova L.V., Tselipanova E.E. Diagnosis and treatment of respiratory mycoplasmosis in children with obstructive syndrome and prolonged cough. Uchebnoe posobie Moscow:: MONIKI 2015; 22 (in Russian).
  14. Woodhead M. New guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections. Eur Respir J 2011 Dec; 38 (6): 1250-1251. doi: 10.1183/09031936.00105211
  15. Kim T.L., Alimova Kh.P., Satvaldieva E.S. New approaches to the diagnosis of complicated forms of pneumonia in children. Vestnik ekstrennoi meditsiny 2013; 1: 104–107 (in Russian).

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure: Frequency of occurrence in blood serum of patients with community-acquired pneumonia of IgM antibodies Mycoplasma hominis, n (%)

Download (45KB)

Comments on this article

View all comments

Copyright (c) 2021 Shirinova F.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies