Correlation assessment of gender and thyroid hormones in patients with primary oligomenorhea in anamnesis

Cover Page

Cite item

Abstract

Objective. To determine the concentration of pituitary, ovarian and thyroid hormones in the blood and the correlation between them in women with a history of primary oligomenorrhea.

Material and methods. The study involved 56 women of reproductive age with primary oligomenorrhea. Control – 50 women of fertile age with an undisturbed rhythm of menstruation. An ultrasound of the uterus, ovaries and thyroid gland was performed. Concentrations of luteinizing hormone (LH), follicle stimulating hormone (FSH), prolactin, estradiol, testosterone dehydroepiandrosterone sulfate (DHEA-S), triiodothyronine (T3), thyroxine (T4), thyroid stimulating hormone (TSH) were determined by ELISA.

Results. The average age of women in the main and control groups was 30.0 ± 1.34 and 30.52 ± 5.92 years (p > 0.05), respectively. The average age of menarche in women of the main group was 13.27 ± 0.80 years; duration of menstruation – 3.4 ± 0.40 days and 5.2 ± 0.82 days (p = 0.051), respectively; duration of the menstrual cycle was 33.90 ± 0.70 days (p = 0.001). Length and width of the uterus – 3.99 ± 0.19 cm (p = 0.055) and 4.51 ± 0.11 cm, respectively; endometrial thickness – 9.78 ± 1.20 mm. The sizes of thyroid lobes did not differ between the groups. The LH level and the LH / FSH ratio were higher than the control values by 50.79 % (p = 0.052) and 52.66 % (p = 0.045), respectively. Testosterone and TSH concentrations were 38.33 and 34.36 % higher, respectively. The estradiol level was reduced by 56.67 % (p = 0.113). A weak correlation was revealed between sex and thyroid hormones.

Conclusions. In women with a history of primary oligomenorrhea, the concentration of luteini-zing hormone and the LH / FSH ratio in the blood serum are significantly higher (p < 0.05). In women with primary oligomenorrhea, there was a weak correlation between sex and thyroid hormones. The results will provide insight into the relationship between the thyroid function and the menstrual cycle.

Full Text

Введение

Нарушения менструального цикла довольно часто встречаются у женщин детородного возраста. Проблемы с менструацией составляют большую часть заболеваемости, затрагивая каждую пятую женщину в течение ее жизни. Распространенность менструальной дисфункции в развивающихся странах составляет примерно 5–15 % среди женщин фертильного возраста, при этом у женщин старших возрастных групп она достигает более высоких значений [1–3].

Для нормального менструального цикла жизненно важно адекватное функционирование щитовидной железы (ЩЖ), поскольку репродуктивная система и ЩЖ взаимосвязаны [1, 4]. Дисфункция ЩЖ может оказывать глубокое воздействие на женскую репродуктивную систему, и поэтому у женщин с дисфункцией ЩЖ нередки нарушения менструального цикла [5].

Исследования показали наличие связи нарушений менструального цикла с гипер- или гипотиреозом [6]. Распространенность нарушений менструаций у женщин с первичным гипотиреозом в сравнении с данными женщин фертильного возраста в общей популяции в 3 раза чаще и, по данным ряда исследователей, составляет 23,4–70 % [3–6]. Функциональные расстройства ЩЖ связаны с изменением функции яичников, нарушениями менструального цикла (в частности с олигоменореей) и репродуктивной функции [4, 7].

Вместе с тем отмечается сложность патогенеза воздействия гипофункции ЩЖ на систему репродукции. Связь между уровнями гормонов ЩЖ и менструальным циклом в основном опосредуется тиреотропин-рилизинг-гормоном, который оказывает прямое влияние на яичники и нарушение функции ЩЖ и, стимулируя выработку в клетках гипофиза тиреотропного гормона (ТТГ), способен изменять уровни глобулина, связывающего половые гормоны, следовательно, содействует нарушению менструального цикла [4, 5, 7].

Известно, что при гипотиреозе имеется дефицит тиреоидных гормонов, приводящий к изменению синтетических, транспортных, метаболических процессов и периферического действия половых гормонов. При этом нарушается обмен андрогенов и эстрогенов [4, 8, 9].

Таким образом, частая встречаемость патологии ЩЖ у женщин фертильного возраста обусловливает необходимость изучения влияния дисфункции ЩЖ на этапы развития и функционирования системы репродукции, в частности, нормализацию цикла менструации.

Цель исследования – определить концентрацию гормонов гипофиза, яичников и щитовидной железы в крови и корреляцию между ними у женщин с первичной олигоменореей в анамнезе.

Материалы и методы исследования

Исследование проводилось в НИИ акушерства и гинекологии, являющемся публичным юридическим лицом, и включало 56 пациенток репродуктивного возраста с первичной олигоменореей в анамнезе. Критериями включения в исследование явились: возраст 16–48 лет; длительность менструального цикла от 43 дней до 6 месяцев; интервал между менструациями более 35 дней; продолжительность месячных 1–2 дня. Критерии исключения: врожденные аномалии; врожденная дисфункция коры надпочечников, гипоталамо-гипофизарная и яичниковая недостаточности в сочетании с хромосомными нарушениями; наличие заболеваний щитовидной железы, болезни женских тазовых органов; новообразования; заболевания крови и кроветворных органов.

Контрольную группу составили 50 женщин фертильного возраста с ненарушенным ритмом менструаций.

У всех обследованных было получено информированное согласие на участие в исследовании и публикацию полученных результатов. Исследование проводилось с учетом принципов Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации.

В протокол обследования были включены данные анамнеза, объективный осмотр, УЗИ матки, яичников и щитовидной железы. Ультразвуковое исследование проводили на аппарате Philips HD 6 (США) датчиком 7 Гц. Лютеинизирующий гормон (ЛГ), фолликулостимулирующий гормон (ФСГ), пролактин, эстрадиол, тестостерон дегидроэпиандростерон-сульфат (ДГЭА-S), трийодтиронин (T3), тироксин (T4), тиреотропный гормон (TTГ) определяли в сыворотке крови методом ELISA с помощью иммуноферментных тестов Human GmbH (Германия).

Статистический анализ полученных результатов выполнен с использованием программного обеспечения Statistica в Microsoft Excel release 10.0 (StatSoft, USA). Показатели были выражены в виде среднего значения ± стандартное отклонение (SD), абсолютных чисел и процентов. Для сравнения результатов между группами рассчитывался t-критерий Стьюдента. Корреляционную связь рассчитывали с помощью показателя ранговой корреляции Пирсона. При значении коэффициента корреляции Пирсона (r) выше или равной 0,70 корреляцию считали сильной, при значении r = 0,69–0,30 – средней, и при r < 0,29 – слабой. Различия считались статистически значимыми при величине р < 0,05.

Результаты и их обсуждение

Возраст пациенток основной и контрольной групп варьировался в диапазоне 18–45 лет, что в среднем составило 30,0 ± 1,34 и 30,52 ± 5,92 г. (p > 0,05) соответственно. Социально-бытовые условия в обеих группах были удовлетворительными. Индекс массы тела в среднем составил в основной группе 25,81 ± 3,15 кг/м2, в контрольной – 24,12 ± ± 2,77 кг/м2 (р > 0,05). По данным наследственного анамнеза в основной группе сахарный диабет и гипертензия определены у 2 (3,6 %) и 3 (5,3 %) женщин соответственно. Из соматических заболеваний следует отметить частоту ревматизма – у 4 (7,1 %), из гинекологических – синдром поликистозных яичников – у 3 (5,3 %), эктопию шейки матки – у 2 (3,6 %). Средний возраст менархе у женщин основной группы составил 13,27 ± 0,80 г. в контрольной – 12,97 ± 0,72 г.; длительность менструаций – 3,4 ± 0,40 и 5,2 ± 0,82 сут (р = 0,051; t = 1,97) соответственно; продолжительность менструального цикла составила в среднем в основной группе – 33,90 ± 0,70 сут, в группе контроля – 28,70 ± 0,74 сут (р = 0,001; t = 5,10).

При УЗИ матки ее длина и ширина у пациенток основной группы были 3,99 ± 0,19 см в контрольной группе – 4,54 ± 0,21 см (р = 0,055; t = 1,94) и 4,51 ± 0,11 и 4,80 ± 0,16 см (р = 0,138; t = 1,49). Измерение переднезаднего размера матки показало его незначительное снижение в сравнении с контрольными данными, составив в среднем 3,40 ± 0,31 см (в контрольной группе – 3,56 ± 0,18 см, р = 0,656; t = 0,45). Толщина эндометрия также была меньше у пациенток основной группы – 9,78 ± 1,20 мм против 11,8 ± 1,1 мм – в контрольной (р = 0,217; t = 1,24). УЗИ долей ЩЖ не выявило значимых различий между группами (табл. 1).

Средний объем ЩЖ у исследуемых основной группы был выше, чем в группе контроля, но разница не была статистически значимой – 13,22 ± 1,30 против 12,35 ± 1,47 см3 (р = 0,659; t = 0,44). Однородная структура ЩЖ выявлена у 32 (57,1 %) женщина неоднородная – у 24 (42,9 %).

Определение концентрации гормонов в сыворотке крови выявило статистически значимые различия между группами в отношении ЛГ (табл. 2).

Из данных табл. 2 следует, что уровень ЛГ и соотношение ЛГ/ФСГ были значимо выше контрольных показателей на 50,79 % (р = 0,052) и на 52,66 % (р = 0,045) соответственно. Концентрации пролактина, тестостерона и ТТГ в среднем превышали контрольные показатели на 4,9 % (р = 808), на 38,33 % (р = 0,163) и на 34,36 % (р = 0,355) соответственно. Средние уровни ДГЕА-S и эстрадиола в сравнении с контрольными величинами были снижены на 3,13 % (р = 0,923) и на 56,67 % (р = 0,113) соответственно. Содержание Т3 было выше контрольных данных на 4,88 % (р = 0,875), а уровень Т4 в основной группе практически не отличался от показателей в контрольной группе.

 

Таблица 1

Размеры долей щитовидной железы у пациенток исследуемых групп

Показатель, см

Основная группа, n = 56

Контрольная группа, n = 50

р

Правая доля:

 

длина

3,84 ± 1,11

3,76 ± 1,17

0,960

ширина

2,10 ± 0,58

2,00 ± 0,61

0,953

толщина

1,54 ± 0,42

1,26 ± 0,34

0,605

Левая доля:

 

длина

3,69 ± 1,03

3,64 ± 1,13

0,974

ширина

2,00 ± 0,50

1,98 ± 0,44

0,976

толщина

1,46 ± 0,42

1,22 ± 0,31

0,647

 

Таблица 2

Показатели гормонального статуса пациенток исследуемых групп

Гормон

Основная группа, n = 56

Контрольная группа, n = 50

t

p

ФСГ, мЕд/мл

5,88 ± 1,08

6,38 ± 0,70

0,39

0,698

ЛГ, мЕд/мл

10,08 ± 2,38

4,96 ± 1,11

1,95

0,053

ЛГ/ФСГ

1,69 ± 0,40

0,80 ± 0,18

2,03

0,045

Пролактин, мЕд/мл

347,62 ± 51,14

330,7 ± 47,11

0,24

0,808

ДГЕА-S, нмоль/л

2,56 ± 0,70

2,64 ± 0,43

0,10

0,923

Тестостерон, нмоль/л

2,40 ± 0,56

1,48 ± 0,34

1,40

0,163

Эстрадиол, нмоль/л

0,30 ± 0,08

0,47 ± 0,07

1,60

0,113

ТТГ, мЕд/мл

3,90 ± 1,05

2,56 ± 0,99

0,93

0.355

Т3, нмоль/л

4,51 ± 1,14

4,29 ± 0,80

0,16

0,875

Т4, нмоль/л

15,70 ± 3,05

15,58 ± 3,33

0,03

0,979

Т3/Т4

0,27 ± 0,09

0,29 ± 0,07

0,18

0,861

 

Таблица 3

Коэффициент корреляции между исследуемыми гормонами

Показатель

Группа

Т3

Т4

ТТГ

ФСГ

Основная

–0,052

–0,055

0,086

Контрольная

0,421

–0,086

0,253

ЛГ

Основная

–0,092

–0,174

–0,018

Контрольная

0,071

–0,184

0,138

Эстрадиол

Основная

0,213

0,097

0,006

Контрольная

0,198

0,012

0,085

Тестостерон

Основная

0,152

–0,067

0,089

Контрольная

0,198

–0,125

0,079

 

Мы также изучили взаимосвязи ЛГ, ФСГ, эстрадиола и общего тестостерона с тиреоидными гормонами и ТТГ (табл. 3).

Согласно полученным результатам, у исследуемых основной группы определялись слабые корреляционные связи всех исследованных пар гормонов. При этом разница корреляции половых гормонов с тиреоидными гормонами и ТТГ с контрольной группой была минимальной, лишь выявлялось различие коэффициента корреляции ФСГ с Т3 в контрольной группе: взаимосвязь между этими гормонами в основной группе была слабой и непрямой, тогда как в контрольной она была средней и прямой (см. табл. 3). Анализ показал, что в основной группе выявлялась слабая положительная связь ФСГ–ТТГ, эстрадиола с гормонами ЩЖ и ТТГ, тестостерона с Т3 и ТТГ. Связь ЛГ со всеми исследуемыми гормонами была отрицательная. В целом у пациенток основной группы число отрицательных связей выявлялось с тироксином – 3 (ФСГ, ЛГ и тестостерон), трийодтиронином – 2 (ФСГ, ЛГ) и ТТГ – одна (ЛГ). У женщин группы контроля так же, как и в основной группе, отрицательная корреляция определялась с тироксином – 3 (ФСГ, ЛГ и тестостерон), но с трийодтиронином и ТТГ отрицательных связей не выявлено.

Гормональные изменения у женщин в репродуктивном возрасте могут привести к функциональным нарушением. Проведенное исследование продемонстрировало значимое повышение среднего уровня ЛГ и соотношения ЛГ/ФСГ. Как правило, превышающий норму уровень ЛГ у женщины может сигнализировать о слабой работе яичников или о ее отсутствии. Хотя средние сывороточные уровни пролактина, тестостерона, ТТГ, Т3 и Т4 были увеличены, а уровни ФСГ, ДГЕА-S и эстрадиола были снижены у пациенток с первичной олигоменореей в анамнезе, но это различие было статистически незначимым. Гормоны ЩЖ жизненно важны для нормальной репродуктивной функции, секретируются фолликулярными клетками щитовидной железы, из которых T4 является основной формой, а T3 – преобладающей активной формой, присутствующей в кровообращении. Помимо этого, они действуют косвенно через множественные взаимодействия с другими гормонами и факторами роста [10, 11]. Следовательно, изменения уровней тиреотропных гормонов в сыворотке могут привести к снижению фертильности. Различные пути ответственны за связь между менструальными нарушениями и заболеваниями щитовидной железы.

Изучение взаимосвязи между гормонами щитовидной железы и функцией менструального цикла является сложным, поскольку женщины с нарушением менструального цикла могут испытывать функциональные расстройства ЩЖ. Также хорошо известно, что стероидные гормоны могут влиять на гормоны этой железы [11]. У исследуемых основной группы наблюдались слабые корреляции между парами гормонов. Согласно полученным результатам, Т4 отрицательно коррелировал с ФСГ, ЛГ и тестостероном как у пациенток основной группы, так и группы контроля.

Таким образом, естественная репродуктивная и физиологическая активность гормона ЩЖ зависит от наличия в основном естественных уровней. В нормальном функционировании системы гормоны ЩЖ играют важную роль как за счет прямого воздействия на яичники, так и за счет специфической связи с белками, связывающими половые гормоны. Нарушения менструального цикла могут быть следствием заболевания ЩЖ или даже спровоцировать его.

Выводы

На основании проведенного исследования можно констатировать, что у пациенток с первичной олигоменореей в анамнезе концентрация лютеинизирующего гормона и соотношение ЛГ/ФСГ в сыворотке крови значительно выше (р < 0,05). У женщин с первичной олигоменореей определяется слабая корреляционная связь половых гормонов с тиреоидными гормонами. Результаты позволяют понять взаимосвязь между функцией щитовидной железы и менструальным циклом и могут иметь значение для оценки фертильности. Анализ данных сывороточных уровней тиреоидных гормонов и ТТГ является обязательным при обследовании пациенток с первичной олигоменореей.

×

About the authors

K. P. Ibadullaeva-Adygezalova

Scientific Research Institute of Obstetrics and Gynecology

Author for correspondence.
Email: Statya2021@mail.ru

dissertation candidate, candidate of medical sciences

Azerbaijan, Baku

References

  1. Lysjak D.S., Zabolotskih T.V., Bystrickaja T.S. Sohranenie reproduktivnoj funkcii u zhenshhin s pervichnoj oligomenoreej v anamneze. Bjulleten' fiziologii i patologii dyhanija 2014; 53: 103–108 (in Russian).
  2. Kovalyshyn O.A. Clinical Aspects in Women with Menstrual Dysfunction in Puberty. World Science 2020; 9 (61): 1–4.
  3. Lucenko L.A. Patologija shhitovidnoj zhelezy u zhenshhin reproduktivnogo vozrasta: prekoncepcionnaja podgotovka i taktika vedenija vo vremja beremennosti. International journal of endocrinology 2015; 2 (66): 111–116 (in Russian).
  4. Smetnik A.A., Sazonova A.I. Vlijanie shhitovidnoj zhelezy i ee patologii na reproduktivnuju funkciju zhenshhin. Akusherstvo i Ginekologija 2019; 3: 46–52 (in Russian).
  5. Khatiwada S., Gautam S., KC R., Singh S., Shrestha S., Jha P. et al. Pattern of Thyroid Dysfunction in Women with Menstrual Disorders. Ann Clin Chem Lab Med 2016: 2 (1); 3–6.
  6. Perminova S.G. Patologija shhitovidnoj zhelezy u zhenshhin s besplodiem. Klinicheskaja i jeksperimental'naja tireoidologija 2011; 7 (4): 44–50 (in Russian).
  7. Abid M., Hashmi A.A., Malik B., Haroon S., Faridi N., Edhi M.M. et al. Clinical pattern and spectrum of endometrial pathologies in patients with abnormal uterine bleeding in Pakistan: need to adopt a more conservative approach to treatment. BMC Womens Health 2014; 14: 132.
  8. Yadav P., Arora G. Prevalence of hypothyroidism in reproductive age group in rural population of Haryana and its effects on menstrual disturbances. Int J Reprod Contracept Obstet Gynecol 2021; 10: 567–570.
  9. Nazhmutdinova D.K., Rahimberdieva Z.A., Maksudova D.R. Vzaimosvjaz' autoimmunnogo tireoidita s narushennoj reproduktivnoj funkciej u zhenshhin fertil'nogo vozrasta. Evrazijskij Sojuz Uchenyh 2017; 2 (35): 31–34.
  10. Silva J.F., Ocarino N.M., Serakides R. Thyroid hormones and female reproduction. Biology of Reproduction 2018; 99 (5): 907–921.
  11. Jacobson M.H., Howards P.P., Darrow L.A., Meadows J.W., Kesner J.S., Spencer J.B. et al. Thyroid hormones and menstrual cycle function in a longitudinal cohort of premenopausal women. Paediatric and perinatal epidemiology 2018; 32 (3): 225–234.

Copyright (c) 2021 Ibadullaeva-Adygezalova K.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies