Role of vitamin D in formation of climacteric syndrome

Cover Page

Cite item

Abstract

Menopause is a physiological period during which involutional processes in the reproductive system predominate in a woman's body. Vitamin D deficiency increases the risk of age-related diseases, so it is important to examine and, if necessary, adjust the level of vitamin D. Purpose of the study. To determine the relationship between vitamin D levels and the severity of menopausal syndrome in postmenopausal women. Materials and methods. A cross-sectional study was conducted, which included data on 150 patients who applied for a gynecological appointment with complaints of manifestations of menopausal syndrome (CS). Results. As a result of the study, it was revealed that out of 150 women with manifestations of menopausal syndrome, the average level of 25(OH)D in the blood serum was 25.3(7.5) ng/ml. At the same time, in 49 (33%) of the surveyed, the content of hydroxyvitamin D was normal, a deficiency was observed in 53 (35%), and in 48 (32%), the indicators corresponded to a deficiency. However, the correlation analysis of the relationship between the level of vitamin D and the severity of the climacteric syndrome did not reveal a statistically significant relationship between the studied parameters (p=0.317). Conclusions. The severity of menopausal syndrome does not depend on the level of vitamin D in the blood, which confirms the leading role of hypoestrogenism in the etiopathogenesis of this condition.

Full Text

Введение

По данным Всемирной организации здравоохранения, недостаточность витамина D носит пандемический характер, охватывая свыше 1 млрд жителей планеты. Между тем результаты многочисленных исследований свидетельствуют, что витамин D является биорегулятором с широким диапазоном свойств. Это подчеркивает важность своевременной коррекции гиповитаминоза D и открывает широкие возможности применения данного нутриента. Кроме этого результат анализа мировой статистики указывает на общее увеличение продолжительности жизни во всех странах, что является заслугой современного здравоохранения и грамотной социальной политики [1].

С учетом высокой частоты D-гиповитаминоза у женщин в периоде ранней постменопаузы и его неблагоприятного влияния на качество жизни в целом необходимы активное обследование и выявление недостаточности или дефицита витамина D при: избыточной массе тела или ожирении, депрессивных состояниях, снижении настроения, нарушениях углеводного обмена, психоэмоциональных и нейровегетативных проявлениях климактерического синдрома [2].

Климактерии – это физиологический период, в течение которого на фоне общих возрастных изменений в организме женщины преобладают инволюционные процессы в репродуктивной системе, характеризующиеся прекращением сначала детородной, а затем и менструальной функции [3].

Менопаузальный синдром сопровождает женщину треть жизни, это вполне естественный процесс угасания функции яичников с развитием дефицита эстрогенов [4, 5]. В условиях возрастного снижения половых гормонов в основе ряда патологических состояний и заболеваний у женщин постменопаузального периода лежит дефицит витамина D, а это предполагает повышенный риск остеопороза, сердечно-сосудистой патологии, метаболического синдрома, ожирения, инсулинорезистентности и других условно предотвратимых болезней [5, 6].

В настоящее время число женщин старше 50 лет прогрессивно увеличивается, а их растущая социальная включенность обусловит стремление к активному и здоровому долголетию [2]. Поэтому своевременное выявление и коррекция гиповитаминоза D как одно из направлений комплексного подхода к лечению климактерического синдрома призваны улучшить и сохранить многие показатели здоровья и улучшить качество жизни в целом в данный период жизни женщины [7].

Некоторые авторы утверждают, что медикаментозная коррекция дефицита витамина D может иметь значительное влияние на течение и проявления климактерического синдрома у пациенток в постменопаузе [8].

Цель исследования – определить роль витамина D в формировании климактерического синдрома (КС) у женщин

Материалы и методы исследования

На базе медицинского центра «Инвитро» г. Каменск-Уральский и кафедры акушерства и гинекологии УГМУ проведено кросс-секционное исследование когорты пациенток постменопаузального периода, обратившихся на амбулаторный прием к гинекологу с жалобами на проявления КС. Критерии включения в исследование: возраст 50–60 лет, аменорея от одного года до 5 лет, жалобы на проявления КС, отсутствие тяжелой соматической патологии, подписанное информированное добровольное согласие. Пациенткам было предложено пройти анкетирование, составленное на основе менопаузального индекса Куппермана, сдать анализ на витамин 25(ОН)D и пройти рентгеновскую денситометрию, которая проводилась с помощью аппарата Stratos (Франция) МФЦ «Рубин» г. Каменск-Уральский. Для статистической обработки данных использовали пакеты прикладных программ Microsoft Office Exel 2016. Все количественные признаки тестировали на нормальность распределения с помощью критериев Колмогорова – Смирнова и Шапиро – Уилка. Для описания количественных данных, имеющих нормальное распределение, использовали среднее арифметическое и стандартное отклонение M (SD). При сравнении групп применяли параметрический t-критерий Стьюдента, критический уровень значимости р принимали равным 0,05. Корреляционный анализ зависимости уровня витамина D в крови и степени тяжести КС выполнен по методу Пирсона (rxy).

Результаты и их обсуждение

Согласно международным рекомендациям уровень витамина D соответствует норме при значениях 25(ОН)D > 30 мкг/л, показатели 20–29 мкг/л определялись как недостаточность, менее 20 мкг/л – как дефицит витамина D. В результате проведенного исследования выявлено, что из 150 женщин с клиническими проявлениями КС средний уровень 25(OH)D в сыворотке крови составил 25,3 (7,5) нг/мл. При этом у 49 (33 %) обследованных содержание гидроксивитамина D соответствовало нормальным значениям, недостаток наблюдался у 53 (35 %) женщин, а у 48 (32 %) показатели соответствовали дефициту. Таким образом, у значительного контингента женщин в менопаузе выявлено снижение содержания 25(OH)D в крови. На основании этих данных, были сформированы две группы: в 1-ю (контрольная) были включены 49 пациенток с нормальным уровнем витамина D. Группу 2 (основная) составили 101 пациентка с недостаточностью и дефицитом витамина D. Пациентки обеих групп были сопоставимы по возрасту (56,5 (3,4) г.) и среднему возрасту наступления менопаузы (49,4 (1,4) г.). Согласно данным анкетирования, среднее значение индекса Куппермана в первой группе составило 18,6 (3,4), что характеризовало слабую степень проявления КС. Тогда как во второй группе обследуемых среднее значение индекса Куппермана составило 34,21 (8,15), это соответствует умеренным проявлениям КС. Основной жалобой, заставившей пациенток обратиться за помощью, были приливы жара. У 33 % (n = 16) пациенток в 1-й группе количество приливов отмечалось от 10 до 20 раз в сутки, у остальных – до 10 раз в сутки. Во 2-й группе у 68,3 % (n = 69) приливы наблюдались от 10 до 20 раз в сутки, у 14,8 % (n = 14) – до 10 раз в сутки, у остальных 16,9 % (n = 18) опрошенных – более 20 раз в сутки. Также пациентки часто отмечали сердцебиение, покраснение и сухость кожи, потливость, сонливость, снижение настроения. Средний показатель и различия некоторых симптомов между группами обследуемых пациенток представлены в табл. 1.

Статистические различия в структуре симптомов климактерия обнаружены по симптомам: утомляемость, потливость, мышечно-суставные боли, судороги. В группе с дефицитом витамина D данные жалобы встречались достоверно чаще. Однако представленные различия объективно раскрывают проявления гиповитаминоза D у пациентов любого возраста. В результате анализа была установлена статистически незначимая обратная корреляционная связь среднего значения индекса Куппермана с уровнем витамина D в крови (rxy = –0,342; p = 0,317). Выявленная связь имела слабую тесноту по шкале Чеддока (рисунок).

 

Рис. Корреляция между уровнем 25(OH)D и значениями индекса Куппермана

 

Кроме этого, была проведена денситометрия, в результате которой оценили плотность и вероятность переломов костной ткани у женщин в двух группах (табл. 2).

Согласно рекомендациям минеральная плотность кости соответствует норме при значении Т-критерия более –1,0 SD, остеопения отмечается, когда Т-индекс от –1,0 до –2,4 SD, значение критерия от –2,5 SD и менее означает остеопороз, а при значении –2,5 SD и ниже по крайней мере один патологических перелом соответствует тяжелому остеопорозу [9].

В группе с дефицитом витамина D наблюдается остеопения по поясничному отделу позвоночника и по шейке бедренной кости. Следовательно, можно сделать вывод, что дефицит витамина D снижает минеральную плотность костной ткани.

 

Таблица 1. Характеристика климактерических проявлений по индексу Куппермана у пациенток с нормальным уровнем витамина D (группа 1) и гиповитаминозом (группа 2)

Симптом

Группа 1

Группа 2

Р

Утомляемость

0,67 (0,64)

1,66 (0,27)

0,001

Потливость

1,01 (0,44)

1,81 (0,47)

0,002

Мышечно-суставные боли

0,17 (0,28)

0,96 (0,82)

0,006

Судороги

0,33 (0,44)

0,82 (0,83)

0,007

Головные боли

0,97 (0,44)

1,03 (0,41)

0,674

Падение АД

0,30 (0,44)

0,44 (0,59)

0,353

Повышение АД

0,97 (0,45)

1,05 (0,60)

0,252

Тахикардии

0,60 (0,48)

0,68 (0,50)

0,650

Расстройство сна

0,60 (0,43)

0,70 (0,45)

0,493

Приливы

0,76 (0,46)

1,2 (0,64)

0,351

Избыточный вес

1,36 (0,46)

1,13 (0,41)

0,863

Смена настроения

0,90 (0,60)

1,03 (0,25)

0,650

Изменение либидо

0,50 (0,50)

0,44 (0,54)

0,674

Сухость кожи

0,40 (0,50)

0,59 (0,64)

0,711

Отёки на лице

0,51 (0,54)

0,50 (0,60)

0,910

Дискомфорт при половом акте

0,65 (0,53)

0,74 (0,59)

0,751

 

Таблица 2. Оценка минеральной плотности кости и вероятности переломов костной ткани у женщин в двух группах

Показатель/группа

Группа 1

М (SD)

Группа 2

Группа 1М (SD)

р

L1 – L4

Минеральная плотность кости, г/см2,

T-критерий

 

1,2 (0,15)

 

–0,5 (1,1)

 

0,89 (0,4)

 

–1,7 (1,51)

 

p1<0,001

 

p1>0,05

Шейка бедренной кости.

Минеральная плотность кости, г/см2,

T-критерий

 

 

1,1 (0,11)

 

–1,0 (0,77)

 

 

0,86 (0,13)

 

–1,8 (0,92)

 

 

p1<0,001

 

p1>0,05

 

На основании полученных данных можно предположить, что степень тяжести КС не зависит от уровня витамина D в крови, что подтверждает ведущую роль гипоэстрогении в этиопатогенезе данного состояния [5]. Однако гиповитаминоз D вносит вклад в общее состояние здоровья женщин в постменопаузальном периоде. Установленная в настоящее время многогранность функций витамина D, с одной стороны, и наличие целого ряда заболеваний, ассоциирующихся с его дефицитом в организме, – с другой, требуют целенаправленного обследования женщин в постменопаузе на содержание витамина D в плазме крови с его последующей коррекцией.

Выводы

  1. Каждая третья женщина в постменопаузе имеет гиповитаминоз D.
  2. Корреляционный анализ уровня витамина D и степени тяжести климактерического синдрома выявил слабую, обратную, статистически незначимую зависимость между данными показателями.
  3. Гиповитаминоз D опосредованно может влиять на степень тяжести климактерического синдрома за счет широкого биологического значения для организма женщины в постменопаузе.
  4. Дефицит витамина D снижает минеральную плотность костной ткани, а следовательно, повышает вероятность переломов.

 

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов равноценен.

×

About the authors

M. V. Koval

Ural State Medical University

Email: ariudachina@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-1321-6583

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Department of Obstetrics and Gynecology
Russian Federation, Yekaterinburg

A. A. Udachina

Ural State Medical University

Author for correspondence.
Email: ariudachina@gmail.com

Student

Russian Federation, Yekaterinburg

References

  1. Tatarova N.A., Ajrapetyan M.S. Deficit vitami-na D i zhelezodeficitnaya anemiya u zhenshchin v perekhodnom menopauzal'nom periode. Klinicheskij sluchaj. Ginekologiya 2020; 22 (5): 87–90 (in Russian).
  2. Pestrikova T.Yu., YUrasova E.A., Knya-zeva T.P. Vitamin D kak faktor povysheniya kachestva zhizni u zhenshchin posle 50 let (obzor literatury). ZHurnal ginekologiya 2019; 48–50 (in Russian).
  3. Morozova Yu.E., Tarasova M.A. Fiziologicheskaya rol' vitamina D i znachenie ego deficita v patogeneze klimaktericheskogo sindroma. ZHurnal akusherstva i zhenskih boleznej 2018; 67 (3): 74–82 (in Russian).
  4. Vasil'eva L.V., Tatarinceva Yu.V., Gosteva E.V. Vzaimosvyaz' arterial'noj gipertenzii, metabolicheskogo sindroma s deficitom vitamina D u zhenshchin. Aktual'nye problemy mediciny 2020; 43 (4): 549–559 (in Russian).
  5. Rudenko E.V. Sovremennye tendencii v diagnostike, profilaktike i lechenii deficita vitamina D. Voprosy attestacii i povysheniya kvalifikacii 2020; 8: 31–36 (in Russian).
  6. Ozolina L.A., Savchenko T.N., Safonina M.S. Znachenie vitamina D dlya zdorov'ya zhenshchin perimenopauzal'nogo perioda. Medicinskij sovet 2020; 13: 84–90 (in Russian).
  7. Baber R., Panay N., Fenton S. IMS recommendations on menopausal hormone therapy and preventive strategies for midlife health. Climacteric 2016; 4: 109–150.
  8. Pestrikova T.Yu., YAchinskaya T.V. Klinicheskaya effektivnost' kompleksnogo podhoda k diagnostike i lecheniyu klimaktericheskogo sindroma na fone gipovitaminoza D. Consilium Medicum 2018; 20 (6): 22–25 (in Russian).
  9. Klinicheskie rekomendacii. Osteoporoz. Moscow: Ministerstvo Zdravoohraneniya Rossijskoj Federacii 2016 (in Russian).

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. Correlation between 25(OH)D levels and Kupperman index values

Download (58KB)

Copyright (c) 2023 Eco-Vector



СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 70264 от 13.07.2017 г
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ФС 77 - 75489 от 05.04.2019 г
.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies