Prognosis of forming phenotype of comorbidity of arterial hypertension and erosive-ulcerative le-sions of gastroduodenal zone in railway transport workers

Cover Page

Cite item

Abstract

Objective. To study the clinical and laboratory features of the formation of a combination of arterial hypertension in patients with erosive and ulcerative lesions of the gastroduodenal zone and to develop a method for predicting the probability of developing this phenotype. Arterial hypertension and diseases of the gastrointestinal tract are among the common diseases, which are often observed in the same patients.

Materials and methods. Employees (n = 127, males only) of locomotive crews, who work for more than 10 years at Perm-II Railway Station of Sverdlovsk Branch of OJSC Russian Railways, were examined. The methods of examination included the analysis of anamnesis data, physical, laboratory and instrumental examinations of patients. Laboratory studies included the analysis of the results of a general blood test, the serum concentration of common biochemical parameters (glucose and cholesterol), as well as the concentration of individual proteins: endothelin-1, monocyte chemotactic protein-1 and C-reactive protein.

Results. The diagnostic value of determining a number of indicators for predicting the development of arterial hypertension in patients with erosive and ulcerative manifestations of the gastrointestinal tract was established. The greatest significance for the diagnosis of comorbidity was demonstrated by the level of endothelin-1, glucose and cholesterol as well as the content of white blood cells and platelets. The data obtained made it possible to develop a mathematical formula for calculating the risk of arterial hypertension in patients with erosive and ulcerative lesions of the gastroduodenal system.

Conclusions. Employees of locomotive crews have an increased risk for comorbid pathology formation – arterial hypertension against the background of erosive and ulcerative lesions of the gastroduodenal zone, which is accompanied by a change in a number of laboratory parameters that can be used to predict the risk of developing comorbid pathology.

Full Text

Введение

Важнейший особенностью современного течения заболеваний является то, что у одного и того же у одного пациента, как правило, наблюдается несколько патологий [1–3]. По мнению большинства врачей, более чем у половины всех пациентов наблюдается сочетание нескольких патологических процессов, а у пациентов в возрасте от 45 до 65 лет случаи сочетания нескольких заболеваний наблюдаются чаще, чем в 90 % случаев [4, 5]. Сочетание нескольких заболеваний оказывает существенное негативное влияние на состояние здоровья работоспособного населения, в то же время производственные факторы могут быть пусковыми факторами (триггерами) развития коморбидности [5, 6]. Данное обстоятельство обусловливает, кроме медицинской, еще и большую социальную значимость сочетания нескольких заболеваний.   

Для характеристики сочетания нескольких заболеваний у одного пациента в литературе используется ряд терминов: полиморбидность, мультиморбидность и коморбидность [1, 2, 7, 8]. Часто они смешиваются и используются как синонимы, что, по нашему мнению, не только неуместно, но и является ошибкой. Под полиморбидностью (мультиморбидностью) правильнее понимать сочетание нескольких заболеваний, патогенетически не связанных между собой и не имеющих общих этиологических факторов или патогенетических механизмов. В противоположность полиморбидности термин «коморбидность» следует употреблять для характеристики заболеваний, имеющих общие этиологические и патогенетические факторы развития [9].

Наиболее распространенным заболеванием на сегодняшний день являются болезни сердечно-сосудистой системы и в первую очередь артериальная гипертония (АГ) и ее наиболее частое проявление – гипертоническая болезнь [4, 7, 10, 11]. Еще одной группой заболеваний, распространенность которых увеличивается повсеместно, являются поражения органов желудочно-кишечного тракта, в частности эрозивно-язвенные поражения органов гастродуоденальной зоны (эрозивный гастрит, язвенная болезнь желудка и / или двенадцатиперстной кишки, дуоденит и др.) [12, 13].

В литературе приводятся упоминания о частом развитии артериальной гипертонии и эрозивно-язвенных поражений гастродуоденальной зоны (ЭЯБ ГДЗ), что может расцениваться как коморбидная патология [9, 14, 15]. Данное предположение является достаточно обоснованным, особенно учитывая общность ряда патогенетических механизмов, вовлеченных в развитие данных заболеваний. Следует учитывать, что данные заболевания характеризуются полиэтиологичностью, в их развитии важную роль играют как наследственные факторы, так и факторы внешней среды. Особое значение при этом отводится психоэмоциональному возбуждению, хроническому стрессу, что часто может быть обусловлено различными особенностями условий труда [16, 17]. Все эти условия присутствуют в виде разнообразных производственных факторов у работников железнодорожного транспорта [18, 19, 20].

Лабораторные методы обследования пациентов дают более 50 % всей объективной информации о состоянии пациентов, именно на их основе разрабатываются различные новые методы оценки соcтояния пациентов [21, 22]

Ранее нами было предложено прогнозирование развития ЭЯП ГДЗ у пациентов с артериальной гипертонией с помощью специального алгоритма, основанного на лабораторном анализе крови [23, 24]. Учитывая, что достаточно большое количество современных исследований в медицине посвящено анализу различных показателей, обусловливающих предрасположенность к формированию коморбидных состояний, и наш предшествующий опыт, представляется целесообразным оценить возможность прогнозирования развития артериальной гипертонии у пациентов с эрозивно-язвенными поражениями гастродуоденальной зоны с помощью лабораторного анализа крови.

Цель исследования – изучить клинико-лабораторные особенности формирования АГ у пациентов с ЭЯП ГДЗ и разработать метод прогнозирования развития данного фенотипа коморбидности.

Материалы и методы исследования

Обследованы водители локомотивных бригад ст. Пермь-II Свердловского отделения ОАО «РЖД». Исследование выполнено с соблюдением этических принципов проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов, изложенных в Хельсинкской декларации Всемирной организации здравоохранения. На его проведение получено одобрение этического комитета ФГБОУ ВО «Пермский государственный медицинский университет имени академика Е.А. Вагнера» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Критериями включения в исследование послужило наличие АГ и ЭЯП ГДЗ. При первичном анализе медицинской документации работников локомотивного депо (n = 2775) были отобраны 1147 пациентов с верифицированными диагнозами АГ и различными проявлениями ЭЯП ГДЗ. На втором этапе в соответствии с критериям включения были сформированы четыре группы пациентов. Первая группа состояла из 51 пациента с изолированным течением АГ, вторую группу сформировали 26 пациентов с изолированными ЭЯП ГДЗ, третью группу составили 25 работников с коморбидной патологией АГ и ЭЯП ГДЗ. В четвертую группу (контроль) вошли 24 работника локомотивных бригад без признаков АГ или ЭЯП ГДЗ, которые условно были приняты за здоровых лиц.

Критериями включения служили: продолжительность работы в должности машиниста или помощника машиниста 10 лет и более; отсутствие острых или обострения хронических заболеваний эндокринной системы и почек; согласие на участие в исследовании.

Критериями исключения (не включения) служили: продолжительность работы в должности машиниста или помощника машиниста менее 10 лет; наличие острых или обострения хронических заболеваний эндокринной системы и почек; отказ от участия в исследовании.

Обследование включало сбор анамнеза, проведение физико-инструментального обследования, а также результаты лабораторного исследования крови.

Забор крови выполнялся утром натощак (после 12-часового голодания) путем венепункции кубитальной вены с использованием систем для вакуумного забора крови с активатором свертывания крови (оксидом кремния) Greiner VACUETTE® (Greiner Bio-one, Graz, Austria).

Лабораторные исследования выполняли так же, как было обосновано в ранее описанных работах [23, 24]. Сыворотку крови получали путем центрифугирования забранных образцов при 3000 об./мин (2000 g) на центрифуге не позднее чем через 60 мин после забора крови. Лабораторные исследования общего анализа крови выполняли на 3-diff-гематологическом анализаторе V-Counter (West-Medica, Австрия). В сыворотке крови определяли традиционные биохимические показатели на полуавтоматическом биохимическом фотометре StatFax 3300 (Awareness Technology, США) с использованием реактивов АО «Вектор – Бест»: уровень глюкозы; активность трансаминаз (аланиновой и аспарагиной аминотрансфераз) и показателей липидного спектра. Дополнительно методом твердофазного иммуноферментного анализа исследовали концентрацию ряда индивидуальных белков: содержание моноцитарного хемотаксического протеина (MCP-1) и и С-реактивного белка  (hs-СРБ) определяли с использованием тест-систем фирмы «Вектор-Бест», эндотелина-1  (ЭТ-1) – с помощью тест-системы фирмы Biosource, EuropaS. E., оптическую плотность образцов регистрировали на вертикальном фотометре Stat-Fax 2100 (Awareness Technology, США).

Статистическая обработка полученных данных проводилась на ПК с использованием встроенного пакета анализа табличного процессора Excel® 2016 MSO., и авторского (© В.С. Шелудько, 2001–2016) пакета прикладных электронных таблиц (ППЭТ) Stat2015 [25–27]. Для анализа количественных признаков (при условии нормального распределения исходных данных) применялись средняя арифметическая (М) и ее стандартная ошибка. Оценка зависимости между изучаемыми количественными признаками проводилась с помощью коэффициента корреляции r. Значения корреляция считались статистически достоверными при р < 0,05.

Для оценки диагностической эффективности различных методов исследования применялся ROC-анализ (Receiver Operating Characteristic). По результатам этого анализа строились диагностические модели в виде уравнения множественной регрессии.

Результаты и их обсуждение

Анализ распространения изучаемых заболеваний показал, что коэффициент вероятности развития АГ у работников локомотивных бригад составил 0,156. Величина вероятности развития ЭЯП ГДЗ у этих же пациентов составила 0,104. Следует указать, что при условии случайного сочетания этих заболеваний в общей популяции коэффициент вероятности составил бы 0,016, при этом вероятности развития коморбидной патологии составила 0,110. Этот факт убедительно свидетельствует о неслучайности такого сочетания в группе обследованных и подтверждает наличие патогенного влияния комплекса производственных факторов на развитие коморбидности.

Следует отметить особенность клинического течения коморбидной патологии, проявившуюся в отсутствии болевого абдоминального синдрома и признаков гиперацидного состояния, а также скрытое течение АГ. В связи с этим вызывает определенные затруднения определение сроков развития АГ на фоне морфологических изменений слизистой при ЭЯП ГДЗ.

В группе коморбидных заболеваний при одновременном развитии как ЭЯП ГДЗ, так и АГ выявлен более высокий уровень лейкоцитов и изученных показателей эндотелиальной дисфункции по сравнению с контрольной группой (табл. 1). Особого внимания заслуживает достоверное (t = 2,123; p = 0,039) уменьшение количества тромбоцитов при коморбидном развитии АГ и ЭЯП ГДЗ по сравнению с изолированным течением АГ у обследованных пациентов.

Концентрация исследованных показателей воспалительной реакции при коморбидном течении АГ и ЭЯП ГДЗ, а именно уровень лейкоцитов, концентрация МСР‑1, были выше в сравнении с соответствующими показателями как у здоровых водителей локомотивов, так и у пациентов с изолированным течением как АГ, так и ЭЯП ГДЗ. Это позволяет сформулировать предположение о возможном значительном вкладе в патогенез АГ и ЭЯП ГДЗ их коморбидного течения, а именно воспалительного повреждения эндотелия стенки артерий резистивного (мышечно-эластического типа) и преимущественно мышечного типа, в том числе с вовлечением в патологический процесс дистальных сосудов артериолярного русла.

Эти данные подтверждают и результаты других более ранних работ [28, 29].

Как следует из полученных данных, при коморбидном течении ЭЯП ГДЗ и АГ имеется различная степень зависимости между сывороточной концентрацией показателей, отражающих развитие повреждения сосудистой стенки (ЭТ-1, hs-СРБ, МСР-1), с одной стороны, и традиционными показателями общего анализа крови (концентрацией гемоглобина, количеством форменных элементов: эритроцитов, тромбоцитов, лейкоцитов и СОЭ) – с другой (табл. 2).

 

Таблица 1. Сравнение параметров, характеризующих группы работников железнодорожного транспорта с ЭЯП ГДЗ и АГ, M ± 2m

Параметр

АГ,

n = 51

ЭЯП,

n = 26

АГ+ ЭЯП,

n = 25

Возраст, лет

49,5 ±1,6

46,9 ± 4,3

50,8 ± 1,7

Стаж работы, лет

21,9 ± 2,4

19,1 ± 4,2

21,2 ± 2,5

Количество эритроцитов, 1012

4,7 ± 0,25*#

4,8 ±0,2

5,0±0,2

Концентрация гемоглобина, г/л

142,6 ±2,0*

143,8 ± 4,8

147,7 ± 2,7

Количество тромбоцитов, 109

210,5 ± 11,2*#

206,7 ± 35,9

177,0± 20,2

Количество лейкоцитов, 109

6,6 ± 0,6

6,7 ± 0,6*#

7,8 ±0,6*

СОЭ, мм/ч

9,4 ± 2,7

8,4 ± 3,7

7,8 ±0,6

Глюкоза, ммоль/л

5,0 ± 0,2

4,2 ± 0,9

4,8 ± 0,48

Концентрация холестерина, ммоль/л

5,3 ± 0,4*

3,8 ± 1,0

4,8 ± 0,6

Содержание мноцитарного хемотаксического протеина-1 (MCP-1), пг/мл

178,3 ±37,7#

240,8 ±85,6

261,3 ±70,2*

Содержание эндотелина-1 (ЭТ-1), фмоль/мл

0,72±0,18#

0,58±0,10

1,33±0,26*

С-реактивный белок (hs-СРБ), мкг/мл

6,28 ± 1,00

6,93 ± 1,54

7,04 ± 1,00*

П р и м е ч а н и е : * отличия от группы здоровых (p < 0,05); # отличия от группы АГ + ЭЯП ГДЗ (p < 0,05).

 

Таблица 2. Корреляция сывороточных белков с показателями общего анализа крови у пациентов с коморбидным фенотипом по артериальной гипертензии и эрозивно-язвенным поражениям органов брюшной полости

Маркер

Все пациенты с коморбидным фенотипом (АГ и  ЭЯП ГДЗ)

hs-СРБ

ЭТ-1

МСР‑1

Количество эритроцитов

–0,61

–0,40

–0,30

Концентрация гемоглобина

–0,59

–0,41

–0,48

Количество тромбоцитов

+0,56

+0,59

+0,65

Количество лейкоциты

+0,43

+0,56

+0,33

СОЭ

+0,66

+0,69

+0,48

 

Наибольшая значимость выявлена для концентрации МСР‑1. Его величина продемонстрировала корреляцию с уровнем лейкоцитов (r = +0,44; р = 0,034), что может отражать неспецифическую воспалительную реакции, в том числе с вовлечением в патологический процесс эндотелия. Это может быть обусловлено увеличением синтеза и продукции МСР‑1, индицирующимся под действием IL-1b, a-ФНО, g-ИНФ, IL-6, IL-4 [24, 25]. Учитывая, что МРС-1 является моноцит-специфическим хемоаттрактантом и продуцируется активированными макрофагами в ответ на широкий спектр провоспалительных цитокинов, можно полагать, что его увеличение вместе с повышением уровня других воспалительных маркеров (количество лейкоцитов, CRP) играет значимую роль в коморбидном генезе АГ + ЭЯП ГДЗ у работников железнодорожного транспорта. Интересная взаимозависимость установлена между концентрацией МСР и количеством тромбоцитов (r = –0,85). Отрицательный характер данной связи может свидетельствовать, что прогрессирование повреждения сосудистой стенки может сопровождаться развитием относительной тромбоцитопении.

Наиболее информативным в силу своей чувствительности и специфичности ранним маркером системного эндотелиального воспаления является ЭТ-1. Его концентрация в группе коморбидной патологии превысила референсные значения в 3,69 раза; в сравнении с изолированным течением АГ увеличение ЭТ-1 составило в 1,85 раза, а при изолированном ЭЯП ГДЗ – в 2,29 раза.

Таким образом, концентрация ЭТ-1 в наибольшей степени повышается при коморбидном течении АГ и ЭЯП ГДЗ, что, очевидно, отражает его свойство как мощнейшего вазоконстриктора, так и маркера системного воспаления. В наименьшей степени показатели этого медиатора вазоконстрикции и воспаления реагируют при изолированном течении ЭЯП ГДЗ (см. табл. 1). Уровень высокочувствительного hs-СРБ при коморбидном течении в исследованной выборке превышает соответствующие значения у здоровых лиц, но при этом достоверно не отличается от таковых в группе с изолированным течением изученных заболеваний.

На основании выявленных мультимодальных корреляций между показателями белков, выработка которых увеличивается при дисфункции эндотелия, компонентами липидного спектра крови нами установлены взаимосвязи, которые обозначены как дисциркуляторно-воспалительный модуль, характерный для сочетанного формирования данной патологии (коморбидного фенотипа). При анализе факторов, прогнозирующих переход изолированного течения заболеваний желудочно-кишечного тракта в коморбидный фенотип, сочетающий артериальную гипертензию и эрозивно-язвенное поражение органов гастродуоденальной зоны, была разработана мультифакторная модель, включающая в себя ряд показателей. У пациентов с эрозивно-язвенными поражениями гастродуоденальной зоны увеличение эндотелина-1 > 0,8 ммоль/мл в сочетании с увеличением тромбоцитов > 169·109/л, лейкоцитов > 7,8·109/л, глюкозы > 4,7 ммоль/л, холестерина > 3,8 ммоль/л сопряжено с риском коморбидного развития артериальной гипертонии (рисунок).

 

Рис. ROC-кривые для наиболее значимых факторов у больных ЭЯП ГДЗ при формировании коморбидного состояния с АГ

 

Уравнение множественной регрессии, описывающее формирование коморбидного состояния, имеет следующий вид:

Y = –1,523 + 0,703·X1 – 0,001·X2 + + 0,041·X3 + 0,134·X4 + 0,142·X5

где Y – прогнозируемое значение развития артериальной гипертензии у пациентов с эрозивно-язвенными поражениями гастродуоденальной зоны у пациентов («0» – нет, «1» – есть), X1 – концентрация эндотелин-1 сыворотки крови (фмоль/мл), X2 – количество тромбоцитов крови (109/л), X3 – количество лейкоцитов крови (109/л), X4 – концентрация глюкозы сыворотки крови (ммоль/л), X5 – концентрация холестерина сыворотки крови (ммоль/л).

Предложенная модель характеризуется высокими показателями прогнозирования развития коморбидной патологии: коэффициент множественной корреляции R = 0,899; доля влияния суммы входящих в модель факторов составляет 80,9 %, (статистически значима по критерию Фишера F = 44,271; p < 0,001), и хорошими операционными характеристиками методики: диагностическая чувствительность – 93,3 %; диагностическая эффективность близка к 100 %.

Выводы

  1. В процессе исследования установлено, что развитие сочетанной патологии – АГ и ЭЯП ГДЗ у работников локомотивных бригад характеризуется общностью некоторых факторов патогенеза, среди которых важную роль играют состояние хронического стресса, активация неспецифического воспаления и формирование эндотелиальной дисфункции, что позволяет рассматривать сочетание этих заболеваний как коморбидную патологию.
  2. Полученные результаты свидетельствуют, что при коморбидном течении ЭЯП ГДЗ и ЯГ на фоне длительной экспозиции вредных факторов внешней среды, к числу которых относятся и факторы трудового процесса, развивается системное воспаление, своеобразная системная воспалительная эндотелиопатия, сопровождающаяся нарушением функций сосудистого эндотелия.
  3. Высокоинформативными маркерами этого процесса являются повышение маркеров эндотелиальной дисфункции, преимущественно уровня эндотелина-1. Все выявленные параметры можно рассматривать в качестве предикторов формирования коморбидного модуля АГ и ЭЯП ГДЗ. Риск развития коморбидной патологии у пациентов с артериальной гипертензией можно прогнозировать с помощью предложенного уравнения линейной регрессии.

 

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов:

Малютина Н.Н. – идея, концепция и дизайн исследования, редактирование.

Юй Н.Д. – обзор литературы, оформление библиографии.

Лузина С.В. – сбор материала, клинический и статистический анализ полученных результатов.

Ватолин Д.М. – подготовка таблиц, графиков.

Соснин Д.Ю. – написание текста.

×

About the authors

N. N. Malyutina

E.A. Vagner Perm State Medical University

Email: sosnin_dm@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3475-2505
SPIN-code: 9767-7035
Scopus Author ID: 5581639500

MD, PhD, Professor, Head of the Department of Faculty Therapy № 2, Occupational Diseases and Clinical Laboratory Diagnostics

Russian Federation, Perm

N. D. Yuy

E.A. Vagner Perm State Medical University; Clinical Hospital “RZhD – Meditsina”

Email: sosnin_dm@mail.ru

Candidate of Medical Sciences, Associate Professor, Department of Faculty Therapy № 2, Occupational Diseases and Clinical Laboratory Diagnostics

Russian Federation, Perm; Perm

S. V. Luzina

Clinical Hospital “RZhD – Meditsina”

Email: sosnin_dm@mail.ru
SPIN-code: 7400-5306

Candidate of Medical Sciences, Chief Physician

Russian Federation, Perm

D. M. Vatolin

E.A. Vagner Perm State Medical University

Email: sosnin_dm@mail.ru
SPIN-code: 9506-9216

Postgraduate Student, Department of Faculty Therapy № 2, Occupational Diseases and Clinical Laboratory Diagnostics

Russian Federation, Perm

D. Yu. Sosnin

E.A. Vagner Perm State Medical University

Author for correspondence.
Email: sosnin_dm@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1232-8826
SPIN-code: 4204-6796
Scopus Author ID: 36020670100

MD, PhD, Associate Professor, Professor, Department of Faculty Therapy № 2, Occupational Diseases and Clinical Laboratory Diagnostics

Russian Federation, Perm

References

  1. Salive M.E. Multimorbidity in older adults. Epidemiol Rev. 2013; 35 (1): 75–83.
  2. Nunes B.P., Flores T.R., Mielke G.I., Thumé E., Facchini L.A. Multimorbidity and mortality in older adults: A systematic review and meta-analysis. Arch Gerontol Geriatr. 2016; 67: 130–138.
  3. Rizzuto D., Melis R J F., Angleman S., Qiu C., Marengoni A. Effect of Chronic Diseases and Multimorbidity on Survival and Functioning in Elderly Adults. J Am Geriatr Soc. 2017: 65 (5): 1056–1060.
  4. Glushhenko V.A., Irklienko E.K. Cardiovascular disease is one of the most important health problems. Medicina i organizacija zdravoohranenija 2019; 4 (1): 56–63 (in Russian).
  5. Farmanova E., Baker G.R., Cohen D. Combining Integration of Care and a Population Health Approach: A Scoping Review of Redesign Strategies and Interventions, and their Impact. Int J Integr Care. 2019; 19 (2): 5.
  6. Maljutina N.N., Eremeev R.B., Taranenko L.A., Tolkach A.S., Kostarev V.G. Some indicators of the health of the working population of the Perm Region and tasks for its strengthening in the coming years. Medicina truda i promyshlennaja jekologija 2012; 12: 4–8 (in Russian).
  7. Khlynova O.V., Tuev A.V., Beresneva L.N., Agafonov A.V. The problem of comorbidity arterial hypertension and acid dependent diseases. Kazanskij medicinskij zhurnal 2013; 94 (1): 80–85 (in Russian).
  8. Khlynova O.V., Tuev A.V., Vasilec L.M., Kuznecova E.S. Diseases of the cardiovascular system and inflammatory bowel diseases: comorbidity or polymorbidity? Permskij medicinskij zhurnal 2017; 34 (2): 94–102 (in Russian).
  9. Luzina S.V., Maljutina N.N. Ulcerative lesions of the gastrointestinal tract associated with hypertension as a manifestation of comorbidity in railway transport workers. Jeksperimental'naja I klinicheskaja gastrojenterologija 2016; 6 (130): 23–27 (in Russian).
  10. Schmidt B.M., Durao S., Toews I., Bavuma C.M., Hohlfeld A., Nury E., Meerpohl J.J., Kredo T. Screening strategies for hypertension. Cochrane Database Syst Rev. 2020; 5: CD013212.
  11. Wolf D., Ley K. Immunity and Inflammation in Atherosclerosis. Circ Res. 2019; 124 (2): 315–327.
  12. Wu C.Y. Initiatives for a Healthy Stomach. Curr Treat Options Gastroenterol. 2019; 17 (4): 628–635.
  13. Ardalani H, Hadipanah A, Sahebkar A. Medicinal Plants in the Treatment of Peptic Ulcer Disease: A Review. Mini Rev Med Chem. 2020; 20 (8): 662–702.
  14. Kravcova T.Ju., Zarivchatckij M.F., Aleeva N.G., Blinov S.A., Repin V.N. Clinical picture of the combined course of arterial hypertension and peptic ulcer disease in the outpatient practice of a district General practitioner and a polyclinic surgeon. Permskij medicinskij zhurnal 2017; 34 (1): 12–18 (in Russian).
  15. Klester E.B., Belova I.I., Balickaja A.S., Klester K.V. Clinical and epidemiological features of digestive diseases in patients with comorbid pathology of the respiratory and cardiovascular systems. Bjulleten' medicinskoj nauki 2019; 13 (1): 46–51 (in Russian).
  16. Basile-Borgia A., Abel J.H., Mahloogi H. Molecular advances in cardiac and cardiovascular disease. Perfusion 1999; 14 (2): 89–99.
  17. Epstein J.A., Rader D.J., Parmacek M.S. Perspective: cardiovascular disease in the postgenomic eralessons learned and challenges ahead. Endocrinology 2002; 143 (6): 2045–50.
  18. Sedinin A.L., Maljutina N.N., Shhjokotova A.P., Sedinina N.S., Mihajlov V.I., Sergeev V.N. Genetic determinants of psychosomatic diseases. Vestnik nevrologii, psihiatrii i nejrohirurgii 2018; 7: 58–63 (in Russian).
  19. Deter H.C., Kruse J., Zipfel S. History, aims and present structure of psychosomatic medicine in Germany. Biopsychosoc Med. 2018; 12: 1.
  20. van der Feltz-Cornelis CM, Elfeddali I., Werneke U., Malt U.F., Van den Bergh O., Schaefert R., Kop W.J., Lobo A., Sharpe M., Söllner W., Löwe B. A European Research Agenda for Somatic Symptom Disorders, Bodily Distress Disorders, and Functional Disorders: Results of an Estimate-Talk-Estimate Delphi Expert Study. Front Psychiatry 2018; 9: 151.
  21. Cherbo S.N. Scherbo D.S. The Laboratory medicine as f foundation for personalized medicine. The application of biochips in medicine. Klinicheskaya Laboratornaya Diagnostika 2014; 59 (5): 691–695 (in Russian).
  22. Sosnin D.Yu., Khovaeva Yа.B., Podyanova A.I., Syromyatnikova T.N., Nenasheva O.Yu. Eritropoetin as laboratory index of the degree of respiratory insufficiency in chronic obstructive pulmonary diseases. Klinicheskaya Laboratornaya Diagnostika 2018; 63 (11): 691–695 (in Russian).
  23. Malyutina N.N., Kurnikova I.A., Smirnova E.N., Luzina S.V., Sosnin D.Yu. Mathematical formula for predicting the phenotype of comorbidity – erosive-ulcerative lesions of the gastroduodenal zone and arterial hypertension in railway workers. Experimental and Clinical Gastroenterology 2020; 180 (8): 27–33 (in Russian).
  24. Malyutina N.N., Luzina S.V., Shelud'ko V.S., Smirnova E.N., Sosnin D.Yu. A method for predicting the risk of erosive and ulcerative lesions of the gastroduodenal zone in patients with arterial hypertension. Patent № RU 2727688 С1. А61В 5/0205 G 01N 33/49, G01N33/66 (In Russian).
  25. Prevention of chronic non-communicable diseases: recommendations. Moscow 2013; 128 (in Russian).
  26. Trukhacheva N.V. Mathematical statistics in biomedical research using the Statistica package. Moscow: GEOTAR-Media 2012 (in Russian).
  27. Afifi F., Eizen S. Statistical analysis: a computer-based approach: a monograph. Moscow: Mir 1982 (in Russian).
  28. Rodriguez-Iturbe B., Pons H., Johnson R.J. Role of the Immune System in Hypertension. Physiol Rev. 2017; 97 (3): 1127–1164.
  29. Ritter A.M.V., Faria A.P.C., Sabbatini A., Corrêa N.B., Brunelli V., Modolo R., Moreno H. MCP-1 Levels are Associated with Cardiac Remodeling but not with Resistant Hypertension. Arq Bras Cardiol. 2017; 108 (4): 331–338.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. ROC-curves for the most significant factors in EJA patients with AH comorbidity

Download (5KB)

Copyright (c) 2023 Eco-Vector



СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 70264 от 13.07.2017 г
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ФС 77 - 75489 от 05.04.2019 г
.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies