Modern view in diagnosis of uremic pseudoperitonitis and peritonitis in patients on renal replacement therapy (programmed hemodialysis)

Cover Page

Cite item

Abstract

Objective. Determination of blood serum β2-microglobulin and lactoferrin concentration in patients on renal replacement therapy (programmed hemodialysis) for the diagnosis of uremic pseudoperitonitis and peritonitis.

Materials and methods. We examined 56 patients admitted to the Surgical Department of Astrakhan Clinical Hospital “RZhD-Medicine” and City Clinical Hospital № 3, and studied the concentration of blood serum β2-microglobulin and lactoferrin in patients urgently hospitalized with suspicion of uremic pseudoperitonitis or peritonitis, who receive renal replacement therapy (programmed hemodialysis). The control group included 50 outpatients on renal replacement therapy (programmed hemodialysis). The study did not include patients with suspected peritonitis who did not receive renal replacement therapy (programmed hemodialysis). The period of the study is 2019–2021.

Results. The concentration of serum β2-microglobulin is statistically higher than normal in all patients receiving renal replacement therapy (programmed hemodialysis) in anamnesis. The most statistically high concentration of β2-microglobulin was detected in patients with uremic pseudoperitonitis (n = 39), and was 30000 ± 6680 ng/ml compared with the concentration in the blood serum among patients with peritonitis 6000 ± 519.9 ng/ml. The concentration of lactoferrin is statistically high in peritonitis (n = 17) and was 3480 ± 439 ng/ml compared with uremic pseudoperitonitis 1160 ± 148 ng/ml. In the control group of outpatients (n = 50), who received renal replacement therapy (programmed hemodialysis), no statistically significant concentrations of blood serum β2-microglobulin and lactoferrin were detected.

Conclusions. A clear dependence of β2-microglobulin and lactoferrin concentrations on the severity of uremic pseudoperitonitis and peritonitis was established. Statistically high values of β2-microglobulin concentration were obtained in patients with uremic pseudoperitonitis, and the level of lactoferrin was statistically high in peritonitis.

Full Text

Введение

По данным крупнейших отечественных и мировых регистров, число больных, постоянно получающих заместительную почечную терапию (ЗПТ), с каждым годом неуклонно растет. С увеличением возраста и длительности ЗПТ у пациентов с хронической почечной недостаточностью наблюдается усиление проявлений коморбидной патологии, соматических и хирургических осложнений, что обусловливает ухудшение качества жизни, утяжеляет прогноза заболевания и повышает риска смерти, а также характеризуется высокой медицинской и социальной значимостью [1–3].

За последние десятилетия многие исследователи отмечают рост количества хирургических осложнений у больных, находящихся на ЗПТ, которые, к сожалению, не уменьшаются, а, наоборот, растут и служат причиной ошибочных экстренных оперативных вмешательств. Научно-технический прогресс, достижения хирургии и других медико-биологических наук не уменьшили летальность от хирургических осложнений у пациентов, в том числе находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), которая остается высокой и малоизученной [4–7].

Важность данной тематики определяет высокая распространенность воспалительных заболеваний внутренних органов, среди которых перитонит занимает 1/4 часть хирургических болезней, в том числе у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), в сочетании с сопутствующими заболеваниями. При недостаточной информативности общепринятых методов лабораторной и инструментальной диагностики используют лапароскопию как вынужденную манипуляцию при подозрении на «острый живот». Однако лапароскопия становится неоправданной или напрасной у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), с клиническими проявлениями «острого живота» и является одной из причин неблагоприятного течения основного заболевания [8–11].

Исходя из вышесказанного, отсутствие надежных лабораторных методов ранней и своевременной диагностики уремического псевдоперитонита и перитонита у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), затрудняет выбор врачебной тактики. За последние десятилетия активно внедряются методы своевременной и объективной диагностики тяжести воспалительного процесса с помощью лабораторных и инструментальных тестов. Однако проблема своевременной диагностики уремического псевдоперитонита и перитонита еще далека от разрешения [11–15].

При этом в доступной литературе мало данных по диагностике уремического псевдоперитонита и перитонита у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), отсутствуют исследования по данной проблеме. С позиции ранней диагностики уремического псевдоперитонита и перитонита у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), проведено исследование в динамике содержания в сыворотке крови β2-микроглобулина (β2-МГ) – одного из специфических маркеров почечной сохранности, и лактоферрина (ЛФ), который, по мнению многих исследователей, считается показателем воспаления и деструкции тканей [16–22].

Цель исследования – определение концентрации β2-МГ и ЛФ в сыворотке крови у пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ), для диагностики уремического псевдоперитонита и перитонита.

Материалы и методы исследования

Обследовано 56 пациентов, госпитализированных в хирургическое отделение ЧУЗ КБ «РЖД-Медицина» и ГКБ № 3 г. Астрахани, и проведено исследование концентрации β2-МГ и ЛФ в сыворотке крови больных, поступивших в экстренном порядке с подозрением на уремический псевдоперитонит или перитонит в анамнезе, которые получают ЗПТ (программный гемодиализ). Период проводимого исследования – 2019–2021 гг.

В исследование включены 56 больных с подозрением на перитонит, поступивших в экстренном порядке в стационар, у которых отмечен ЗПТ (программный гемодиализ) в анамнезе. Из обследованных 56 пациентов у 39 человек диагностирован уремический псевдоперитонит и у 17 – перитонит.

В группу контроля включено 50 амбулаторных пациентов, находящихся на ЗПТ (программный гемодиализ).

В исследование не включены пациенты с подозрением на перитонит, не получающие ЗПТ (программный гемодиализ) в анамнезе.

У пациентов с подозрением на перитонит при поступлении в стационар в анамнезе с ЗПТ (программный гемодиализ) исследовались в сыворотке крови концентрации β2-МГ и ЛФ. При тестировании не требовалось воздержания от приема пищи и специальной подготовки. Забор крови производился по стандартной методике в вакуум-контейнеры с последующим получением сыворотки центрифугированием после образования сгустка. Уровни концентрации β2-МГ и ЛФ в сыворотке крови тестировали иммуноферментным методом (нг/мл) тест-системами «БИОХИММАК», г. Москва.

Проведена статистическая обработка полученных результатов с помощью лицензионных программ анализа Statistica, версия 6.1 (StatSoft. Inc.), и Excel-2003 (Microsoft). Полученные значения представлены в форме среднего значения (М), стандартной ошибки среднего (m), объема выборки (n). С помощью коэффициентов асимметрии и эксцесса оценивали нормальность распределений. Достоверность различий между сравниваемыми группами показателей при соблюдении условий нормального распределения определялась с использованием критерия t Стьюдента, при несоответствии распределения нормальному использовали его аналог для непараметрических распределений − критерий U Вилкоксона – Манна – Уитни. Статистически значимыми считали результаты при р < 0,05. 

Результаты и их обсуждение

Как видно из данных таблицы, концентрация сывороточного β2-МГ статистически выше нормы у всех пациентов, получающих процедуры ЗПТ (программный гемодиализ) в анамнезе. У больных, находящихся на программном гемодиализе, концентрация β2-М Гповышена из-за нарушенной почечной экскреции [19, 23–25].

 

Концентрация β2-МГ и ЛФ в группах

Показатель

Концентрация, M ± m

Уремический псевдоперитонит,

n = 39

Перитонит,

n = 17

Контрольная группа,

n = 50

β2-МГ нг/мл

30000 ± 6680*

6000 ± 519,9*

5000 ± 510

ЛФ нг/мл

1160 ± 148*

3480 ± 439*

1020 ± 55

Примечание: * – достоверные различия по сравнению с контролем (p < 0,05).

 

Наиболее статистически высокая концентрация β2-МГ выявлена у группы пациентов с подозрением на уремический псевдоперитонит, а концентрация ЛФ наиболее высокая при подозрении на перитонит у больных, получающих процедуры ЗПТ (программный гемодиализ) в анамнезе.

В контрольной группе амбулаторных пациентов (n = 50), получающих процедуры ЗПТ (программный гемодиализ), статистически значимых концентраций в сыворотке крови β2-МГ и ЛФ не выявлено.

Наиболее статистически высокая концентрация β2-МГ выявлена при исследовании у пациентов при уремическом псевдоперитоните (n = 39) – 30000 ± 6680 нг/мл, по сравнению с концентрацией в сыворотке крови у пациентов при перитоните – 6000 ± 519,9 нг/мл. Концентрация ЛФ статистически высокая при перитоните (n = 17) – 3480 ± 439 нг/мл, по сравнению с данными при уремическом псевдоперитоните – 1160 ± 148 нг/мл. 

Выводы 

  1. Установлена четкая зависимость концентрации β2-МГ и ЛФ от степени выраженности уремического псевдоперитонита и перитонита. Получены статистически высокие цифры концентрации β2-МГ у больных с уремическим псевдоперитонитом, а уровень ЛФ был статистически высоким при перитоните.
  2. Аргументацией возможности использования β2-МГ для диагностики уремического псевдоперитонита является тот факт, что при заболеваниях почек концентрация β2-МГ в сыворотке крови многократно повышается.
  3. В свою очередь ЛФ как чувствительный маркер острого воспаления прогрессивно повышается с активностью воспалительного процесса и степенью повреждения тканей, что с высокой вероятностью дает возможность установить факт наличия перитонита.
×

About the authors

V. A. Zurnadzhyants

Astrakhan State Medical University

Author for correspondence.
Email: nazim.gasanov.1985@mail.ru

MD, PhD, Professor, Head of Department of Surgical Diseases of Pediatric Faculty

Russian Federation, Astrakhan

E. A. Kchibekov

Astrakhan State Medical University

Email: nazim.gasanov.1985@mail.ru

MD, PhD, Professor, Department of Surgical Diseases of Pediatric Faculty

Russian Federation, Astrakhan

K. G. Gasanov

Astrakhan State Medical University

Email: nazim.gasanov.1985@mail.ru

post-graduate student

Russian Federation, Astrakhan

A. A. Kchibekov

City Clinical Hospital № 29

Email: nazim.gasanov.1985@mail.ru

general practitioner

Russian Federation, Moscow

References

  1. Smirnov A.V., Shilov E.M., Dobronravov V.A. National recommendations. Chronic kidney disease: basic principles of screening, diagnosis, prevention and treatment approaches. Nephrology 2012; 16 (1): 1–4 (in Russian).
  2. Tomilina N.A., Andrusev A.M., Peregudova N.G., Shinkarev M.B. Replacement therapy of endstage chronic renal failure in the Russian Federation in 2010–2015. Report on the data of the All-Russian Register of Renal Replacement Therapy of the Russian Dialysis Society. Nephrology and dialysis 2017; 19 (4): 1–95 (in Russian).
  3. Webster A.C., Nagler E.V., Morton R.L., Masson P. Chronic Kidney Disease. National Library of Medicine 2017; 389: 1238–1252 (in Russian).
  4. Abramova E.E., Koroleva I.E., Tov N.L., Movchan E.A., Naborshchikov D.A. Death risk factors in patients on hemodialysis. Journal of Siberian Medical Sciences 2015; 6: 15 (in Russian).
  5. Bikbov B.T., Tomilina N.A. Substitution therapy of patients with chronic renal failure in the Russian Federation in 1998–2011. Nephrology and dialysis 2014; 16 (1): 13–29 (in Russian).
  6. Malkov I.S., Shaimardanov R.Sh., Zainutdinov A.M. Methodological aspects of laparoscopic sanation with diffuse peritonitis. Bulletin of surgery 2003; 162 (2): 28–31 (in Russian).
  7. Magnuson T.H., Bender J.S. Cholcystectomy in the peritoneal dialysis patient. Unique advantages to the laparoscopic approach. Surg Endosc Aug 1995; 9: 908–909 (in Russian).
  8. Vatazin A.V., Losev G.Yu., Filizhanko V.N., Shumsky V.I., Yankovoy A.G., Smolyakov A.A., Martynyuk A.P. Application of minimally invasive surgical interventions in patients with terminal chronic renal failure receiving peritoneal dialysis. Almanac of Clinical Medicine 2005; VIII (4): 18–25 (in Russian).
  9. Vatazin A.V., Filizhanko V.N, Losev G.Yu., Astakhov P.V., Yankova A.G., Smolyakov A.A., Kulibaba S.A, Pichugin I.S. Laparoscopic operations in patients with terminal chronic renal failure receiving peritoneal dialysis. Almanac of Clinical Medicine 2007; XVI (4): 112116 (in Russian).
  10. Ryabov S.I. Treatment of chronic renal failure. Saint Petersburg, Saint Petersburg State Medical University named after I.I. I.P. Pavlova 1997; 96–97 (in Russian).
  11. Yankovoy A.G., Vatazin A.V., Astakhov P.V., Smolyakov A.A., Shuvalova V.V., Kulibab S.A., Nesterenko I.V., Losev G.Yu. Features treatment of peritonitis in patients with polycystic kidney disease undergoing treatment with continuous outpatient peritoneal dialysis. Nephrology and dialysis 2007; 9 (3): 300–301 (in Russian).
  12. Bikbov B.T., Tomilina N.A. Composition of patients and quality indicators of treatment on replacement therapy for end-stage chronic renal failure in the Russian Federation in 1998–2013. Report on the data of the register of renal replacement therapy of the Russian Dialysis Society. Nephrology and dialysis 2016; 18 (2): 123–127 (in Russian).
  13. Smirnov A.V., Dobronravov V.A., Kayukov I.G., Yesayan A.M. Chronic kidney disease: Further development of the concept and classification. Nephrology 2007; 11 (4): 7–15 (in Russian).
  14. Savelieva V.S., Gelfanda B.R., Filimonova M.I. Peritonitis. A practical guide. Moscow 2006; 208 (in Russian).
  15. Levey A.S., Coresh J., Balk E. National Kidney Foundation practice guidelines for chronic kidney disease: evaluation, classification, and stratification. Ann Intern Med 2003; 139 (2): 137–147 (in Russian).
  16. Zemchenkov A.Yu., Tomilina N.A. “K / DOQI” refers to the origins of chronic renal failure (on the new K / DOQI section on the diagnosis, classification and assessment of the severity of chronic kidney disease. Nefrologiya i dializ 2004; 3: 204–220 (in Russian).
  17. Lutseva O.A., Zurnadzhiants V.A., Kchibekov E.A, Musagaliev A.A., Kokhanov A.V. Possibilities of serum indicator enzymes in the differential diagnosis of atypical forms of acute appendicitis. Bulletin of Surgical Gastroenterology 2018; 5: 611–612 (in Russian).
  18. Minaev S.V., Isaeva A.V., Obedin A.N., Bolotov Yu.N., Bochnyuk E.A., Chitaema L.A, Gudiev Ch.G. C-reactive protein is the main marker of dynamics the course of acute inflammatory processes in a clinical setting. Medical Bulletin of the North Caucasus 2011; 2: 95–99 (in Russian).
  19. Nazarenko G.I., Kishkun A.A. Clinical assessment of laboratory research results. Moscow: The medicine 2000; 346–388 (in Russian).
  20. Deegens J., Wetzels J. Fractional excretion of high- and lowmolecular weight proteins and outcome in primary focal segmental glomerulosclerosis. Clin Nephrol 2007; 68 (4): 201–208 (in Russian).
  21. Kamiya T., Hirako М., Misu N. Impaired gastric motility and its relationship to gastrointestinal symptoms in patients with chronic renal failure. J of Gastroenterol 2005; 40 (12): 1116–1122 (in Russian).
  22. Matsuo N. Clinical impact of a combined therapy of peritoneal dialysis and hemodialysis. Clin Nephrol 2010; 74 (3): 209–213 (in Russian).
  23. Kolina I.B., Stavrovskaya E.V., Shilov E.M. Dyslipidemia and chronic progressive kidney disease. Terapevticheskij arhiv 2004; 76 (9): 75–78 (in Russian).
  24. Polyakov D.S., Shavlovsky M.M. Molecular bases of β2-microglobular amyloidosis. Medical academic journal 2014; 14 (1): 24–41 (in Russian).
  25. Coca S., Parikh C. Urinary Biomarkers for Acute Kidney Injury: Perspectives on Translation. Clin J Am Soc Nephrol 2008; 3(2): 481–490 (in Russian).

Copyright (c) 2021 Zurnadzhyants V.A., Kchibekov E.A., Gasanov K.G., Kchibekov A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies